Dabar populiaru
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Министр хозяйства Эвалдас Густас: «Бизнес обещает не поднимать цены после введения евро»

Ūkio ministras Evaldas Gustas
Andriaus Ufarto/BFL nuotr. / Эвалдас Густас
Šaltinis: 15min
0
A A

Бизнес-ассоциации готовятся подписать меморандум, который обязал бы бизнес не поднимать цены из-за введения евро. В интервью порталу 15min.lt министр хозяйства Эвалдас Густас объяснил, что бизнес, хоть и столкнется с дополнительными расходами из-за введения евро, больше выиграет, чем потеряет.

- Согласно прогнозам, экономика Литвы будет расти достаточно быстро и в следующем году, и потом. Что предопределит рост?

- Компонентов много – это и экспорт, и внутреннее потребление, деятельность промышленных предприятий. Видимо, нужно отметить важность экспорта, поскольку этот фактор имеет большое влияние. Главное, что в последние годы чувствуется рост экспорта Литвы.

Тенденции такие, что рост экспорта будет замедляться. В качестве компенсации, видимо, будет внутреннее потребление. Часто спрашивают, как рост экономики почувствуют граждане. Статистические показатели говорят о том, что растет оборот розничной торговли. Значит, внутреннее потребление растет.

Мы надеемся, что предприятия и дальше будут сильными. Их деятельность по-прежнему будет оказывать большое влияние на рост ВВП.

Статистические показатели говорят о том, что растет оборот розничной торговли.

Наша сильная сторона – промышленность. Влияние промышленности весьма велико. Если в среднем в ЕС влияние промышленности на ВВП достигает 15%, а в Литве -  24%.

Можно выделить некоторые секторы – мы слабее выглядим в экспорте услуг, но в экспорте товаров мы достаточно сильны.

- Как на экспорт Литвы и рост экономики повлияет эмбарго, наложенное Россией на литовские продукты?

- Это очень болезненно для молокоперерабатывающих предприятий. Предприятия терпят убытки, количество продукции сократилось на треть. Эмбарго на молочную продукцию, если продлится еще больше, статистически повлияет на 2% всего экспорта.

- Как идут дела у крупного бизнеса?

- Статистика говорит о том, что в последнее время предприятий становится больше. Это не только в Литве, но и во всем ЕС. Появился новый вид предприятий – маленькое сообщество. Они очень популярны. Другое дело – финансовая поддержка, кредиты и гарантии, оплата процентов.

Главное – помощь учреждаемым предприятиям. Это поощрение бизнеса. Особенно в регионах. Получают помощь и действующие предприятия. Часть инвестиций покрывается на средства ЕС.

- Как бизнес готовится к введению евро?

- Мы готовим меморандум честного бизнеса. Бизнес-ассоциации договорились, что меморандум нужен. Суть меморандума – бизнесмены обязуются не поднимать цены во время введения евро.

- Какие расходы появятся у предприятий из-за введения евро, которые можно внести в стоимость продукта?

- Это текущие расходы. По подсчетам Министерства финансов, долгосрочная польза введения евро будет несомненной. В первую очередь сократится процентная норма. Не останется расходов обмена валюты. Кредитные рейтинги Литвы поднимутся, а вместе с тем сократятся и проценты. Подсчитано, что долговременная польза будет больше, чем расходы введения евро.

- Как введение евро оценивает бизнес, особенно мелкие предприятия, для которых, например, вообще не актуально конвертирование валюты?

Что касается инвестиционного климата, то есть две беды. Во-первых, это налоговая система. Во-вторых, бизнес считает, что трудовые отношения слишком регламентированы.

- Есть немалая часть предприятий, которые занимаются импортом и экспортом. Сырье, товары движутся достаточно интенсивно. Многие предприятия сталкиваются с конвертированием, с международными денежными переводами. Я думаю, предприятия почувствуют выгоду.

- Как вы оцениваете инвестиционный климат Литвы? Хочет ли в Литве кто-либо инвестировать, например, после того, как ушел Chevron?

- Трудно сказать, оказывает ли это влияние? Видимо, мы почувствуем это позже. А пока инвесторы приходят, так как прямые иностранные инвестиции с  каждым годом увеличиваются.

Что касается инвестиционного климата, то есть две беды. Во-первых, это налоговая система. Инвесторы хотят, чтобы налоги были стабильными. Во-вторых, бизнес считает, что трудовые отношения слишком скованы, слишком регламентированы.

- После того, как была увеличена минималка, уже прошло десять месяцев. Как на это реагировал бизнес? Сократили ли ставки, возможно, уволили работников?

- Мы не почувствовали это. Наоборот, в Литве начинает не хватать квалифицированной рабочей силы. Эти страхи, думаю, были преувеличены.

- Какие секторы больше всего чувствуют нехватку квалифицированной рабочей силы? Каких специалистов не хватает?

- В принципе, не хватает квалифицированной рабочей силы. Строительный сектор особенно почувствует нехватку рабочей силы, когда начнется массовая реновация жилых домов. Мы уже чувствуем нехватку врачей, медицинского персонала. Парадокс, но мы готовим очень много специалистов в области информационных технологий.

- Кто должен решать эту проблему – бизнес или власть?

- Все. В первую очередь, это происходит из-за зарплаты. Я бы не сказал, что условия труда в Литве плохие, или за границей они лучше. Люди уезжают работать не ради условий работы. Зарплата – главная проблема. А зарплата связана с бизнесом, его поощрением, увеличением производительности, новыми технологиями, инновациями. Только выбрав такой путь, мы можем начать пытаться вернуть рабочую силу из заграницы.  

- Что делать, если зарплаты не будут расти? Возможно, нужно облегчить условия иммиграции жителей третьих стран?

- Со стороны бизнеса поступают такие просьбы, пожелания и даже конкретные предложения – сократить период рассмотрения просьбы, позволить быстрее соединиться семьям.

Люди уезжают работать не ради условий работы. Зарплата – главная проблема.

Видимо, мы неизбежно должны идти в этом направлении и впустить из третьих стран специалистов, особенно квалифицированных. Но политика иммиграции довольно уязвимая. Думаю, политика государства должна быть такой, чтобы мы могли выбрать, из каких государств мы можем легко впускать рабочую силу, а из каких не впускать.

- На чем должно основываться такое распределение?

- Должны рассматриваться культурные, религиозные и другие подобные критерии. Я не хочу называть определенные страны.  

- Не противоречит ли такая основанная на географии политика, например, праву и принципам ЕС?

- Нет. Мы не можем выбирать в  ЕС. Но право ЕС не регламентирует треть страны. Есть общие принципы, но география – это дело самого государства. Это дело внутренней политики. Точно так же, как и политика иммиграции. Это наше дело, а не ЕС.

- Как сейчас идет реформа предприятий, управляемых государством?

- В правительство отправился закон о предприятиях, управляемых государством и самоуправлениями, в котором есть поправка, что не меньше трети всех органов управления должны быть независимы. Второй аспект – у нас есть обязательство подготовить методику отделения специальных и коммерческих функций. Специальные функции – те, которые делегирует государство. Можно будет четко отделить функции и посмотреть, где есть прибыль, а где обеспечиваются социальные вопросы, стратегические цели государства.

- Как в этом году идут дела у предприятий, управляемых государством?

- Реформа началась в 2009 году, она далеко продвинулась вперед. В прошлом году в бюджет были уплачены дивиденды или налог на прибыль в размере почти 100 млн. литов. В этом году планируется получить более 200 млн. литов.

- Получили ли вы задание подсчитать, какую выгоду принесет строительство атомной электростанции?

- Нет, мы не получали такое задание. 

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо
Sužinokite daugiau