Dabar populiaru
Publikuota: 23 февраля 2012 14:15

Писатель Ясмина Хадра: во время войны женщины научили нас быть мужчинами

Yasmina Khadra
"StoryLab" nuotr. / Yasmina Khadra

О том, что автор книг, получивших признание во всем мире, Ясмина Хадра - это алжирский офицер высокого ранга Мохамед Мулесул, прослуживший в армии 36 лет, мы узнали только в 2001 году. Выпустивший в тот год автобиографическую книгу "Писатель", М.Мулесул поспешил встретиться со своими читателями.

Сегодня его книги переведены и выпущены в 41 стране мира, они получили множество премий и наград, их прекрасно оценили и читатели, и литературные критики. Лауреат Нобелевской премии 2003 года Д.М.Кутзее назвал Ясмину Хадру одним из величайших писателей наших дней.

В беседе с 15min.lt М.Мулесул рассказал о его призвании к писательскому делу, уважении к женщинам, любви к Алжиру и французскому языку.

- Уважаемый Мохамед, можете ли Вы кратко рассказать о себе? Мы знаем Вас, как французского писателя, но немного знаем о Вашей жизни кроме того, что вы родились в экзотичном для литовцев Алжире.

- Я родился в 1955 году в Алжирской Сахаре, в роду поэтов. Имя Мулесул в этой части Алжира распространялось в течение 6 веков. Мой дедушка лишился должности шейха из-за французского колониализма.

Я родился для того, чтобы писать. Начал очень молодым. Когда мне было 9 лет. это было спустя два года после восстановления независимости Алжира, мой отец, офицер Армии национального освобождения отдал меня в военную школу (Революционных кадетов). В этом учреждении я провел 36 лет. Первые мои романы появились в 1984 году.

- Несколько десятилетий Вы принадлежали аппарату Алжирской армии, вы были крупным военачальником. Потом Вы полностью посвятили себя написанию книг. Казалось бы, это две несовместимые области. Как Вы поняли, что больше всего другого хотите и можете писать?

- Для меня это естественно. Мое призвание было слишком сильным, чтобы армия смогла его подавить. Никакие законы, никакие решения не отпугнули меня. Я пожертвовал военной карьерой ради литературы и не жалею об этом.

- Первые свои книги Вы подписали свои настоящим именем, потом стали подписываться псевдонимом. Почему? И почему спустя много лет, после появления автобиографической книги "Писатель" в 2001 году, вы раскрыли, что на самом деле скрывается под псевдонимом "Ясмина Хадра"?

- Когда я был офицером, армия, обеспокоившись относительно моего признания, как писателя, наслала на меня комитет цензуры. Поэтому на 11 лет я ушел в подполье. Жена предложила мне взять псевдоним и писать дальше. Я выбрал ее имя - Ясмина Хадра.

Потом я ушел в запас. Наконец, я мог свободно жить так, как хочу. Круглый год сотни тысяч читателей со всего мира читали мои книги, но не могли соотнести псевдоним с моим лицом. Я поспешил с ними встретиться. Сегодня у меня миллионы читателей в более 40 странах мира, и я счастлив. Литература - моя стихия. Книги - моя судьба.

- Приходилось читать, что в качестве псевдонима Вы выбрали имя жены, чтобы выразить восхищение всеми женщинами Алжира. Большую роль женщины играют и в Ваших книгах. Критики оценили книгу "Ласточки Кабула", как "гимн женщине". Почему именно женские судьбы занимают центральное место в Ваших книгах?

- Я живу в стране, где женщин недооценивают. Однако они всегда воевали на всех фронтах. Они сыграли важную роль во время Войны за освобождение, а во время войны исламистов именно женщины научили нас быть мужчинами. Я думаю, что несчастье появляется там, где принижают женщин. Нашим странам не удалось осуществить эмансипацию в связи с тем, что женщины все еще остаются заложниками предрассудков. Прорыв мы сделаем только тогда, когда женщины станут совершенно свободными. Поэтому я и борюсь на их стороне.

- Вы пишете об особенно тяжелых краях и о жизни в них. В книге "Ласточки Кабула" вы говорите о жизни в Афганистане в обществе, которым правят талибы; в книге "Сирены Багдада" Вы рассказываете о раздираемом войной Ираке; в книге "Месть"  - о самом длинном в мировой истории конфликте израильтян с палестинцами.

Были ли Вы во всех странах, о которых пишете? Если нет, как тогда Вам удается довольно точно воссоздать образ городов, улиц, на которых Вы никогда не были? Более того, как тогда Вы пишете о каждодневной жизни людей, о том, что они думают, если Вам не удалось самому прикоснуться к этой жизни?

- Это магия литературы, сила воображения. Я был в Индии, Ираке, Ливане, это недалеко от тех стран, о которых я рассказываю. Я знаю, какая там царит атмосфера, и хорошо знаком с мышлением людей. Географическое положение меня не интересует. Рассказывая о стране, я стараюсь перенять мышление народа, смотреть на мир его глазами. Это помогает воплотить героя, лучше выразить его суть. Я долго жил среди людей, у мне это помогло постичь человеческий фактор. В моих романах все основано на героях. Их правдивость придает истории смысл.

- Почему, помимо Алжира, Вы решили писать именно об этих странах?

- По двум причинам. Мне повезло, поскольку я являюсь человеком двух культур - восточной и западной. Это помогает понять и одних, и других, бороться со стереотипами. И еще мне повезло потому, что мои книги читают во всем мире: от Японии до США, от Европы до Азии, поэтому могу реагировать как гражданин мира.

- Вы уделяете большое внимание темам, связанным с терроризмом. На это повлиял Ваш немалый армейский опыт?

- Из 25 написанных мною романов только 7 про терроризм. Я берусь за различные темы, пишу и детективы. Это не моя вина, что издатели переводят только те сюжеты, которые их интересуют.

- Критики Вас хвалят за беспристрастность. Но не думаете ли Вы, что оставаясь абсолютно объективным, особенно говоря на больные темы, трудно искренне в полной мере раскрыть определенные обстоятельства? Не думаете ли Вы, что объективность мешает читателю лучше понять, почему вообще происходят вещи, о которых Вы пишете?

- Объективность - это вещь относительная. Люди понимают только то, что им годится. В своих книгах я предлагаю читателям максимум аргументов о каком-либо общественном явлении, позволяя им самим судить о представленной ситуации. Мои читатели ценят такое расстояние. Я не пытаюсь оказывать на них влияние. Позволяю им думать самим.

- Почему Вы эмигрировали во Францию и даже решили писать книги на французском языке?

- Из любви к этому прекрасному языку. Будучи маленьким, я хотел стать поэтом, пишущим по-арабски. Но против сердца не пойдешь.

- Что для Вас сейчас значит Алжир?

- То, что он всегда для меня значил. Это моя страна, страна моих детей. Я никогда не выберу другую Родину.

- Как Вы пишете книги: для Вас это дело вдохновения или рутина?

- Я пишу, когда чувствую вдохновение. У меня нет никакого ритуала и строгого метода. Я пишу всегда и везде, когда только оно появляется.

- Есть ли писатели, которые Вас вдохновляют? Какую книгу Вы сейчас читаете?

- Я люблю всех писателей без исключения. Все они меня создали, клетку за клеткой. Но ни один не оказывает влияние. У меня свой стиль, свой язык и своя жизненная философия. Сейчас я читаю книги про Алжир.

- Какая Ваша книга для Вас самая дорогая? Почему?

- Мои книги для меня, как дети. Все важны, в ином случае я бы их не написал.

- Спасибо за беседу.

Pranešti klaidą

Sėkmingai išsiųsta

Dėkojame už praneštą klaidą

Vardai

Kviečiame anties

Video

49:40
01:06
01:03

Esports namai