Dabar populiaru
Опубликовано: 30 августа 2012 18:39

В Калининградской области литовский язык изучает 900 детей, только 54% из них - этнические литовцы

Алексей Бартникас.
Фото Scanpix и NewsBalt. Коллаж 15min.lt / Алексей Бартникас.

Председатель Ассоциации литовских учителей в Калининградской области Алексей Бартникас рассказал о положении литовцев в Калининградской области, о проблемах изучения литовского языка, и почему этнические русские в этом российском регионе так хотят изучать литовский язык.

Интервью с А. Бартникасом публикует портал NewsBalt. Приводим его полностью.

– Уважаемый Алексей, как возникла ассоциация?

– В начале 90-х в Калининградской области проживало много литовскоязычных студентов, и тогда у меня возникла идея – ввести в Черняховском педагогическом колледже, где я работал директором, специализацию литовского языка для преподавания в начальных классах. Было 7 или 8 выпусков. Но сейчас далеко не все выпускники этой специализации работают учителями литовского языка. По разным причинам: молодым учителям нужны квартиры, нужно большее вознаграждение. Получилось, что колледж стал неким центром изучения литовского языка. И так потихонечку появилась ассоциация, в 1995 году. Я возглавляю её больше десяти лет.

– Сколько человек в вашей организации?

– На сегодняшний момент 27.

– Большинство из них литовцы, приехавшие в Калининградскую область, или россияне?

– Литовцев с гражданством – шесть человек. Остальные имеют двойное гражданство.

– Есть ли в вашей ассоциации россияне, которые начали изучать литовский язык и пришли к тому, что хотят преподавать литовский язык?

У неё нет совершенно никаких литовских корней, ей понравился язык, культура, она поехала в Клайпеду, прошла интенсивный курс и поступила в Клайпедский университет.

 

– Один только пример. Это Елена Бухницкая, учитель литовского языка в гимназии №40 в Калининграде. К сожалению, она только два года проработала, и как я понимаю, сейчас не собирается продолжать в связи с тем, что она продолжит обучение в Европе. У неё нет совершенно никаких литовских корней, ей понравился язык, культура, она поехала в Клайпеду, прошла интенсивный курс и поступила в Клайпедский университет. Остальные учителя либо из смешанных семей, либо из семей, где родители – оба литовцы. Но у наших литовских учителей есть пробелы, например, недостаток знаний по грамматике. Но ассоциация и нужна для того, чтобы ликвидировать эти пробелы. Мы проводим семинары, курсы повышения квалификации, конференции.

– Во скольких школах учителя с вашей ассоциации ведут уроки?

– Вот у меня свежий список: 28 общеобразовательных учреждений.

– Большинство из них находятся, наверное, в приграничных районах Калининградской области?

– В Калининграде – пять образовательных учреждений плюс университет им. Канта. На филологическом университете несколько лет назад была введена специализация литовского языка. Остальные находятся в Черняховске, Гусеве, Нестеровском районе, Советске, Неманском и Славском районах. В этом году Зеленоградская и Переславская школы изъявили желание ввести в расписание литовский язык.

– То есть число тех, кто хочет изучать литовский язык, увеличивается?

– Да, но есть проблема с учителями. Потому что местных преподавателей университет не готовит. Специализация литовского языка в БФУ им. Канта есть, но право на преподавание это не даёт. Литва не может нас обеспечить кадрами, учителя не едут, в первую очередь, из-за того, что нет жилья.

– Вы знаете, министр развития инфраструктуры Калининградской области Александр Рольбинов говорил, что литовский язык в школах должны преподавать калининградские выпускники. Я так понимаю, это невозможно?

– К сожалению, нет. Таких специалистов может готовить только БФУ им. Канта. У них есть сейчас планы по созданию центра совместно с Вильнюсским педагогическим университетом. Я думаю, когда создадут этот центр, будет шанс растить кадры. Мы проговаривали эту проблему с ректором (БФУ им. И Канта Андреем Клемешевым. – прим) 8-10 лет назад, у нас был план как это выстроить. Литва даже выделяла небольшие деньги, но за счёт них ввели только специализацию. А нужна кафедра, не менее пяти сотрудников.

– Студенты со специализацией литовского языка БФУ им. И. Канта кем сейчас выпускаются?

– В основном, филологами, журналистами. А литовский язык больше для расширения кругозора. Дело в том, что литовский язык – один из индоевропейских – содержит много санскрита. И для лингвистики он представляет собой большой интерес.

– Вы назвали 28 общеобразовательных учреждений, в какой форме там представлены уроки литовского языка?

– В основном, это факультативные уроки. Ученики и родители добровольно выбирают эти уроки, как дополнительные. У нас есть программа, утвержденная Министерством образования Калининградской области, но она примерная. На её основе учитель делает рабочую программу.

– Есть ли проблема с образовательной программой, учебниками по литовскому языку?

– Программа есть, учебники есть. Литва нас обеспечивает полностью учебниками, рабочими тетрадями, учителя имеют право писать ещё проект на оборудование, поездки в Литву, мероприятия какие-то.

– Учебники составляются специально для таких школ, как в Калининградской области?

– Да, специально для детей-иностранцев. Также они рассчитаны на литовцев, чьи родители уезжают заграницу из Литвы. Часто бывают, что дети, придя в школу, практически не знают литовский язык.

– Чем отличаются программы по изучению литовского языка в русских школах в Литве и Калининградской области?

Понятно, что любое государство, и Россия в том числе, заинтересовано, чтобы граждане страны, независимо от их национальности, знали государственный язык на хорошем уровне.

 

– Национальных русских школ в Литве – нет, есть школы с изучением русского языка. Там другая ситуация: выпускники должны сдавать литовский язык на определённый уровень. Единицы наших учащихся могут дойти до такого уровня. При этом мы пытаемся интегрировать литовский язык с музыкой, трудами.

– Как вы оцениваете новую редакцию закона «Об образовании» в Литве?

– Неоднозначно. Понятно, что любое государство, и Россия в том числе, заинтересовано, чтобы граждане страны, независимо от их национальности, знали государственный язык на хорошем уровне. Но я так понял, что не будет разграничения – ни для русских, ни для поляков, ни для литовцев. Для всех одинаковые условия. Но, конечно, послабление должно быть.

– Считаете, несправедливо уравнивать всех?

– Скорее всего, нет. Дело в том, что я знаю русские семьи, живущие в Литве, и польские семьи тоже. У них действительно в семье говорят на русском, польском языках. Поэтому для такого ребёнка тот же уровень знания литовского языка, что и для литовского, проблематичен. Конечно, в Литве этим (новой редакцией «Закона об образовании» – прим) недовольны больше поляки. Но и русские недовольны тоже.

– Как в Литве относятся к изучению литовского языка за пределами Литвы? Они вас поддерживают?

– Литва целенаправленно нам помогает, в подборе учителей, например. Хотя, сейчас там закончился отбор, но, к сожалению, ни на одну из наших пяти вакансий никто из Литвы не откликнулся. Желающих литовских учителей поехать в Калининградскую область работать не оказалось.

– Российские власти помогают?

– Местное министерство образования помогает нам в оформлении виз, например. Но получить трудовую визу очень проблематично, у нас с такими визами всего два учителя. Многие учителя живут где-то рядом на границе, в Таураге, например, им эта виза не нужна. Но когда учитель приезжает на занятие из Литвы в Калининградскую область, им тут же начинает интересоваться миграционная служба, прокуратура: «По какому праву, что у вас за договор, почему нет трудовой визы». Вся проблема в том, что в России до сих пор нет договора о приграничном сотрудничестве. Много-много лет он обсуждался, были «круглые» столы, но воз и ныне там.

– То есть заинтересованность в том, чтобы в Калининградской области преподавали литовские учителя, показывают только власти Литвы? А в России только прокурорские проверки?

– Есть Положение о пребывании иностранных граждан в России. Прокуратура осуществляет надзор, вольно-невольно. Я не думаю, что это тенденция, это просто плановые проверки. Но, конечно, должен быть упрощённый приграничный обмен. Например, учителя, которые преподают в Славске, приехали, провели занятия, и уехали. Они имеют визы для так называемого культурного обмена. И здесь начинаются недоразумения: «Какой же это культурный обмен, если это обучение на самом деле», – спрашивают у нас с официальных ведомств.

– По трудовому законодательству работа для иностранцев в русских школах законна?

– Работу учителей оплачивает Министерство иностранных дел Литвы. Потому что многие калининградские школы не имеют возможности оплатить факультативные занятия, ну может два часа могут, но это мало. Литва имеет возможность оплатить и восемь, и десять часов. А со школой учитель заключает договор безвозмездного оказания услуг. Кроме факультативных классов у нас есть литовские классы: в лицее №35, гимназии №40 в Калининграде, в школе №3 в Советске, есть ещё детский сад.

– Что значит литовский класс?

– Это не факультативное, а основное занятие.

– Но литовского языка же нет в российской общеобразовательной программе…

– На местном уровне – есть. Конечно, и здесь нужно урегулировать закон: чтобы литовский язык наравне с английским, немецким, итальянским, внесли в список иностранных языков для изучения в российских школах. Сейчас его нет, хотя было много предложений с литовской стороны.

– Россия не поддержала эти предложения?

– Пока не знаю. Результатов никаких нет.

– Если литовского языка нет в этом списке, как его преподают целым классам в Калининградской области?

– У школ есть лицензия на дополнительное образование, которые они получают у Министерства образования Калининградской области.

– Получается, классы в калининградских школах всё равно факультативные. Литовский язык же юридически не закреплён в этом списке?

– Факультативные, не факультативные, но есть расписание, оценки, и аттестация есть, и в дипломе указывается. Но было бы хорошо, если бы литовский язык получил статус иностранного для изучения в школах по всей России.

– Для этого нужны переговоры на федеральном уровне, думаю. Литовские власти предпринимают какие-то попытки?

– Недавно было заседание совета по российско-литовскому сотрудничеству. Вопрос поднимался, но заканчивается только обсуждением. Вопрос обсуждался вообще не в первый раз, инициатор всегда – Литва.

– А региональные власти могут приписать литовскому языку такой статус каким-то отдельным положением?

– Скорее всего, могут. Но у нас есть ещё одна большая проблема. В России нет положения об общеобразовательном учреждении с этнокультурным компонентом, с литовским, например. В Москве есть, например, одна литовская школа. Столичный департамент образования такое положение создал. Было бы хорошо и в Калининграде такое положение сделать.

– Вы общаетесь с чиновниками от образования, почему дело не движется?

– По их мнению, пока нет необходимости в изучении литовского языка. Хотя литовский язык изучается с 1989 года в Калининградской области. Мы видим потребность в изучении литовского языка.

– Сколько учеников в Калининградской области изучает литовский язык?

– По последним подсчетам, 900.

– Сколько из них – этнических литовцев, а сколько русских? У вас есть данные по этому соотношению?

По последним подсчетам, 900. Местных литовцев из них 54%.

 

– Местных литовцев из них 54%. Это те школьники, у которых, как правило, оба родителя – литовцы, и в семье они говорят по-литовски. Здесь же и смешанные семьи, в которых говорят на литовском и русском языках. Остальные – либо русские, они учатся преимущественно в школах Калининграда, либо смешанные семьи, но ни отец, ни мать не говорят на литовском.

– Мотивы изучения литовского языка в семьях первого типа понятны: дети хотят говорить на литовском, как родители, хотят знать традиции, культуры.

– Больше за изучение литовского языка в таких семьях, кстати, радеют бабушки и дедушки. Родители ассимилируются, а бабушки очень переживают, хотят, чтобы внуки изучали родной язык.

– А мотивы русских учеников?

– По-разному. Во-первых, это язык соседей. Кто-то связывает будущее ребёнка с Литвой, дипломатией, например. Есть родители, которые считают, что любой иностранный язык не помешает для самореализации. Был случай. Мы проводим ежегодную Олимпиаду по литовскому языку. И в один из годов ребёнок занял второе место, будучи русским. Я спросил у его родителей: «Как так получается: литовцев нет в семье, а занял такое место?» Они говорят: «Мы даём ребёнку возможность реализовать свой потенциал».

– Вы знаете о недавно проведенном в Латвии референдуме о статусе русского языка. Как вы считаете, возможен ли такой же референдум в Литве?

Русский язык в Литве – особая тема. Русские в Литве достаточно лояльны, в отличие от тех же поляков

 

– На сегодняшний день, я думаю, это нереально. В Литве немало русских общественных организаций, обществ, центров русской культуры, но, насколько я знаю, они очень разобщены. Между ними нет общего подхода, мнения. Я не вижу там какой-то силы, которая могла бы инициировать референдум. Ну и потом, русский язык в Литве – особая тема. Русские в Литве достаточно лояльны, в отличие от тех же поляков, в плане языка, имён, названий улиц, учреждений, где они компактно проживают.

– Вы считаете, русские не стремятся за пределами России объединяться?

– Может, русские не видят особой необходимости. Они сильно ассимилируются в Литве.

– В Калининградской области много литовских сообществ. Как вы считаете, они поддерживают друг друга?

– Что касается литовцев в Калининградской области, моё убеждение: никакой активности нет. Абсолютно. Даже на мероприятия, типа Дней литовской культуры, с трудом приходят. Нужно напомнить тысячу раз: «Ну, придите, пожалуйста». То есть литовцы очень пассивны в этом плане. Если и есть активисты, то это люди пожилого возраста. Молодых людей почти нет.

– Как считаете, причины, по которым русские в Литве и литовцы в России пассивны, одинаковые?

– Может быть. Скорее всего, это всё ассимиляция. Потом, постсоветский период мы переживаем долго, уже 20 лет. Я очень хорошо помню, что мне было очень стыдно в России общаться с литовцами на улице. Так мы были воспитаны: российский язык – многонациональный.

– Как считаете, не связана ли эта пассивность с тем, что Калининградская область, Литва и Польша – очень близкие соседи, и не считаются друг другу такой уж и заграницей.

Так сложилось, что Восточная Пруссия стала колыбелью литовского искусства и культуры

 

– Трудно сказать. Наша ассоциация занимается еще и культурной пропагандой. Отдельная территория Восточной Пруссии была населена литовцами: это Черняховский и Гусевский районы, немцы называли эти земли «малой Литвой». Так сложилось, что Восточная Пруссия стала колыбелью литовского искусства и культуры: первая литовская книга напечатана в Кёнигсберге, первое музыкальное произведение, первый букварь, библия на литовском языке.

– То есть для литовцев Калининград – колыбель литовской культуры?

– Да, для литовцев Калининград – колыбель литовской культуры. Но тенденция какая, что литовцы мало приезжают в наш край. Либо были здесь очень давно. Я считаю, литовцы недооценивают Калининградскую область в плане культурного развития.

– Интересно, а литовские власти относятся к Калининградской области, как к колыбели литовской культуры?

– Они знают об этом факте, конечно, но не подчеркивают. Директора всех школ в Литве подчеркивают, что русский язык стоит на первом месте среди иностранных языков. То есть там идёт английский как обязательный, а из трех предлагаемых к дополнительному изучению языков – немецкого, французского, русского – выбирают русский чаще всего. Хотя и руководители школ жалуются, что на изучение языка даётся всего два часа в неделю – это мало. Русское телевидение в Литве сейчас редко смотрят, молодёжь не читает газеты на русском языке.

– В Прибалтике есть так называемая русофобия. А имеет ли место такое явление, как литовофобия в России?

– Ни разу. Я никогда не слышал ничего такого, хотя литовцев обычно лабусами называют. Наоборот, литовцев считают трудолюбивыми, ведущими правильный образ жизни. Хотя на деле это, конечно, не так. Времена меняются, и литовцы может быть тоже меняются.

Алексей Бартникас родился в Литве, в 1949 году его родителей депортировали в Сибирь, там закончил школу. В 1961 году приехал в Калининград, закончил факультет русской филологии, специализация «учитель» КГУ, был распределен в школу Гвардейского района, работал замдиректора школы, 11 лет заведовал отделом образования Гвардейского района. 15 лет, с 1989 года, руководил Черняховским педагогическим колледжем. Более 10 лет является председателем Ассоциации литовских учителей в Калининградской области.

Pažymėkite klaidą tekste pele, prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо

Naujienos

Žiemos olimpinės žaidynės