Dabar populiaru
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Энергетик: «Литва может не успеть впрыгнуть в поезд с низкими ценами»

Rymantas Juozaitis
Римантас Юозайтис
Šaltinis: 15min
0
A A

Член Мирового энергетического совета Риманитас Юозайтис удивляется нежеланию Литвы сотрудничать с соседними странами, решая энергетические проблемы. По его словам, Литва приняла на себя набольшую часть бремени проекта Висагинской атомной электростанции (ВАЭС), оставляя Латвию и Эстонию в стороне. До сих пор нет общей позиции Балтийских стран в переговорах с Россией, а политики Литвы встречаются с представителями России тайком, словно совершают нечто плохое.

- Энергетические вопросы вызывают в Литве бурные дискуссии. Начато много крупных проектов. Как бы Вы определили основные направления энергетической политики Литвы?

- В энергетической политике Литвы много игроков, много интересов, много стратегических проектов. С самого периода независимости акцентировалось энергетическое единство Балтийских стран. Говорили много, но до сих пор у нас нет общей энергетической стратегии Балтийских стран.

Каждая страна пытается решить свои проблемы. В 2005 году были начаты общие проекты, такие как электросоединение Estlink, когда энергетические компании Эстонии, Латвии, Литвы вместе инвестировали деньги в строительство первого соединения со скандинавским рынком. Еще в 2006 году был подписан общий меморандум по поводу строительства новой атомной электростанции. Главный ее акцент – в проекте строительства атомной электростанции Балтийские страны должны принимать участие на равных правах и вместе ее финансировать. Однако литовцы пошли в одиночку и все расходы приняли на себя, оставляя Латвию и Эстонию без конкретных финансовых обязательств.

- Возможно, принимая больший риск, мы получим в будущем большую выгоду?

- В связи с отсутствием общей энергетической стратегии Балтийских стран слабыми местами пользует Россия. «Газпром» заключил договор  с Латвией, по которому она получит более дешевый газ, однако должна будет отложить осуществление третьего энергетического пакета. Это нехорошо. Когда у нас нет общих позиций, мы слабее.

Было много хороших стратегий, однако, когда менялась политическая ситуация, их обновляли, особо не углубляясь, почему они застревают или двигаются слишком медленно. Это предопределило, что у нас до сих пор нет ни одного выполненного стратегического проекта, о которых мы говорили в течение 23 лет.

Здесь можно вспомнить начало экономического кризиса. Латвия выбрала сотрудничество с Международным валютным фондом. Между тем мы декларировали, что мы сами сильные и твердые, поэтому будем брать кредит на рынке. Кто выиграл? Латвийцы. Они платили 2-3%, а мы 9%.

- Говоря о более тесном сотрудничестве с соседями, вы говорите и о России?

На войне хороший командир должен предусмотреть все обстоятельства и подготовить лучшую стратегию.

- Литва  выбирает тактику страуса и не общается с соседними государствами. Не нужно бояться разговаривать с Россией. Представители власти должны приглашать руководителей компаний и договариваться. От таких дебатов мы можем получить наибольшую выгоду.

Когда-то шли долгие дискуссии с Inter RAO о том, как Литва будет сотрудничать после закрытия Игналинской АЭС. Мы знали, что рынок будет открытым, и появится возможность через соединение покупать электроэнергию у Скандинавии или Польши, на рынке больше не будет одного крупного игрока. До тех пор мы чувствовали явную заинтересованность Inter RAO занять как можно большую часть нашего рынка. В дискуссиях почти было достигнуто соглашение, что они согласно долгосрочному контракту будут поставлять нам электроэнергию по цене, которая будет на 10 центов ниже, чем на рынке Nord Pool. Однако начались демарши, и финансово выгодное соглашение не было выполнено.

- Россию часто называют страной, которая вызывает угрозу для Литвы. Возможны ли равноценные переговоры?

- На войне хороший командир должен предусмотреть все обстоятельства и подготовить лучшую стратегию. Для этого нужно выполнить домашнюю работу. Литва выбирает политику войны с «Газпромом», однако еще не сделала свою домашнюю работу. Это не умно. Результатов пока нет. Возможно, они будут позже. А домашняя работа Литвы – это терминал сжиженного газа. В 2008 году было решено строить терминал на частные средства. Около 20% акций было отдано компании Achema. Если бы проект не был остановлен, у нас бы уже был терминал.

С ростом потребления биотоплива потребность в газе будет сокращаться. В будущем более половины всего количества газа будет потреблять одна компания Achema. Ее игнорирование в проекте нелогично. Это интересы Achemа, и она бы сделала все, чтобы защитить эти интересы наиболее эффективным способом.

- Правительство А.Кубилюса упрекали в том, что оно представляло интересы Achemа во время переговоров с Россией о более низкой цене на газ. Из-за этого действия премьера даже рассматривала Комиссия по служебной этике. Не является ли это сигналом для политиков, чтобы  они не вмешивались в будущем?

Achema
Achema

- Государство должно работать, защищая интересы своего бизнеса. Это приоритет государства. Посмотрите, как работают немцы или американцы. Их послы постоянно занимаются лоббистской деятельностью, защищают свои компании, приходящие на рынок. Давайте вспомним историю прихода компании Williams или Chevron сейчас. Послы идут вместе с частными компаниями и выясняют, какая выгода будет для государства. Если будут сильные местные компании и экономика, то и государство будет сильным. Для этого и политики, и предприниматели должны работать вместе.

Каждая страна в первую очередь смотрит на свои интересы. В нынешней мировой структуре нет энергетически независимых государств. С энергетической точки зрения Россия также зависима от Евросоюза, который покупает большое количество энергии и платит огромные деньги в бюджет страны.

Невозможно выполнить все проекты, чтобы небольшое государство было бы полностью энергетически независимым и само обеспечивало бы себя энергетическими ресурсами. Даже комиссар по энергетике Гюнтер Оттингер говорит, что маленькие государства должны связывать свои энергетические стратегии с перспективами региона.

- Что касается перспектив региона, как оценивать заявления министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского о том, что Литва должна выбирать между терминалом и газопроводом с Польшей, поскольку оба проекта одновременно не окупятся?

- Польше выгоднее, чтобы у Литвы не было еще одного канала, через который она могла бы импортировать газ. Если Литва сможет покупать газ и у России, и у Польши, и через терминал, никакие компании не смогут на нас влиять. Конечно, если расходы терминала лягут на плечи потребителей, это исказит экономику, и промышленность потеряет конкурентоспособность по сравнению с соседними странами.

 

Самый реальный и выгодный проект для Литвы -  это соединение Nord Balt в Швецию. Если у тебя есть договор со шведами, ты знаешь, что он будет выполнен. Я верю, что к 2015 году это и произойдет. В последние годы мы замечаем тенденцию, что на скандинавском рынке цены на электроэнергию падают. Промышленность этих стран использует электричество эффективнее. Также развивается дополнительное производство электроэнергии из возобновляющихся источников. Многие АЭС и гидроэлектростанции уже окупились, поэтому можно продавать электроэнергию по очень низкой цене и получать прибыль. В прошлом году средняя годовая стоимость электроэнергии составила там 11,2 центов. И прогнозируется дальнейшее падение цен. Мне не хватает анализа, что будет происходить с этим рынком в будущем.

- Как Вы думаете, какая судьба ждет ВАЭС?

- Лучшим вариантом было бы, если бы Литва, Латвия и Эстония смотрели на этот проект как на коммерческий, а не политический.  На данный момент ВАЭС – это материнская компания, а Lietuvos energija и Lesto – дочерние. В проекте мы рискуем своими компаниями. Lietuvos energija должна быть материнской компанией, а ВАЭС может быть дочерней компанией, в равных частях принадлежащей Литве, Латвии и Эстонии.

Если бы по оценке специалистов проект ВАЭС был бы неперспективным, не пришлось бы ликвидировать компанию. Технологии движутся вперед, поэтому ВАЭС, оценивая ситуацию, в будущем могла бы инвестировать  не только  в атомную энергетику, но и в другие связанные с ней проекты.

- Как на судьбу этого проекта повлияет строящиеся АЭС в Калининграде и Белоруссии?

- В бизнесе говорят – если не можешь победить противника,  который сильнее, начни с ним разговаривать. Мы не победим Россию. Если она решила начать какой-то проект, он будет выполнен. Финансовые возможности стран несоизмеримы. Поэтому мы должны оценивать каждый проект соседних стран с точки зрения возможной выгоды для себя. Чем дольше мы будем придерживаться политики страуса, тем хуже будет нам самим. Россия найдет возможности, куда продать электроэнергию. Мы думали, что Россия не проложит газопровод в Германию через Балтийское море, а он уже действует. Проложить два кабеля от Калининграда до Германии не так уж сложно

Литва может получить выгоду от развиваемых в регионе мощностей, генерирующих электроэнергию. Мы можем быть транзитным государством, которое зарабатывало бы деньги для потребителей, и промышленность была бы конкурентоспособной и привлекательной для инвестиций.

Каждое государство старается использовать свои сильные стороны. У нас развитое сельское хозяйство, промышленность  по производству мебели. Мы должны стремиться к самым благоприятным ценам на энергию для бизнеса, поощрять его конкурентоспособность в мире. Очевидно, что после кризиса восстановиться Литве помогает экспорт. Через энергетику мы можем помочь такому бизнесу. Сейчас мы платим самую большую цену за энергетические ресурсы в регионе. Так долго продолжаться не может.

- Какие сильные стороны Литвы в энергетике?

В бизнесе говорят – если не можешь победить противника,  который сильнее, начни с ним разговаривать. Мы не победим Россию.

-В энергетической промышленности Литвы есть шесть основных секторов: теплоэнергии, электроэнергии, атомной энергетики, газовый, нефтяной и возобновляющейся энергии. Эти секторы конкурируют друг с другом. Чтобы в государстве шло движение вперед, нужен системный взгляд, который охватил бы все эти сектора, но должны быть расставлены приоритеты.

Сейчас людей больше всего волнует высокая стоимость теплоэнергии. Поэтому переход теплового хозяйства к биотопливу – это основной способ, как уменьшить счета за отопление. А их можно сократить в 2-3 раза за достаточно короткий срок. Литва является государством, у которого много биомассы, и она лежит на земле. Если в Саудовской Аравии нужно добывать нефть из недр земли, то здесь биомассу нужно просто взять. Если в Литве строится котельная,  то около 90% всего оборудования производят местные производители. И это оборудование высокого класса, которое покупают Скандинавские страны. Так создаются рабочие места. Помимо этого, в положительную сторону меняется баланс экспорта и импорта.

Самая дешевая энергия – это ее неиспользование. Реновация домов стоит на месте. Есть надежды, что в ближайшее время процесс продвинется вперед и изменит не только энергетический баланс, но и вид наших городов, и условия жизни людей.

- Кажется, что у нас есть и залежи ископаемого топлива. Как Вы оцениваете приход энергетического гиганта Chevron в Литву и такую бурную реакцию на возможную добычу сланцевого газа?

- Беспокойство людей можно быстро направить в ту или иную сторону. На такие вопросы должны отвечать ученые. Насколько мне известно, технологии достаточно безопасные. Если в Литве это подтвердит комиссия специалистов, нужно позволить крупной, опытной компании выполнить эти работы. Заодно присматривая за тем, чтобы они велись безопасно, как и во всем мире.

Цена поставляемого нам газа одна из самых высоких в мире. От США она отличается в пять раз. Может представить, как должны конкурировать наши предприниматели на мировом рынке.

- Дают ли электросоединения, газовый терминал, приход Chevron дополнительные аргументы в переговорах с Россией о более низкой цене?  

- На данный момент ситуация переговоров Литвы с Россией достаточно хорошая. Евросоюз также готов нам помочь. Будущие электросоединения нужны не только нам, но и нашим соседям. Ускорение приобрел проект газового терминала. Конечно, нельзя забывать, что газ в него придет также из «Газпрома». В мире есть обменные сделки, поэтому его не будут везти из Катара, а будут привозить из источника, находящегося неподалеку.

Сейчас хороший повод начать комплексные переговоры по поводу всего энергетического пакета. Преследую одну лишь цель – чтобы люди за электроэнергию и теплоэнергию платили меньше, чем в Скандинавии и Германии. Возможно, тогда сократится эмиграция. Бизнес сможет конкурировать за счет не дешевой рабочей силы, а более дешевых энергетических ресурсов. В переговорах есть определенные моменты, если их пропустить, будет очень трудно вернуть ситуацию назад. Литва должна начать переговоры, чтобы не опоздать на поезд хороших энергетических цен.

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо