Dabar populiaru
Publikuota: 13 июня 2013 08:42

Генеральный директор Elektrum Lietuva: Для проекта Висагинской АЭС неблагоприятна ни политическая, ни рыночная ситуация

„Elektrum Lietuva“ generalinis direktorius Gatis Junghansas
Irmanto Gelūno / 15min nuotr. / Генеральный директор Elektrum Lietuva Гатис Юнганас

Сейчас проект Висагинской атомной электростанции (ВАЭС) выглядит особенно слабым. Не только по политическим причинам. Нынешняя ситуация на рынке электроэнергии позволяет утверждать, что ВАЭС просто не окупится, сказал в интервью 15min Гатис Юнганс, генеральный директор Elektrum Lietuva.

Решения в секторе энергетики часто принимают, руководствуясь не экономической логикой, а политическими амбициями. Политики неправильно понимают, что такое энергетическая безопасность, поэтому усилия и деньги не всегда используются  там, где это было бы логичнее всего. С Г.Юнгансом мы побеседовали о  будущем электроэнергетического сектора, энергетической безопасности, проекте Висагинской АЭС.

- Латвия присоединилась к бирже электроэнергии Северных стран Nord Pool Spot. Что это значит для Литвы? Как изменится стоимость электроэнергии?

- На окончательных потребителях это никак не повлияет. Первые изменения почувствуют поставщики электроэнергии. Раньше, когда Балтийский рынок электроэнергии не был интегрирован в рынок Северных стран, прогнозировать цену на электроэнергию было намного сложнее. Сейчас, когда рынки интегрированы, цену прогнозировать легче. Можно сказать, что цена в Литве и Латвии одинаковая каждый день каждый час, как и должно быть.

- Как изменится ситуация, когда завершится строительство электросоединений с Польшей и Швецией?

Мы всегда можем стараться ради того, чтобы большую часть электроэнергии производить самим. Но если это противоречит экономике, всегда будет страдать потребитель электроэнергии и  местная экономика.

- Есть много причин, которые могут предопределить снижение цены. Также есть много причин, которые могут предопределить и ее увеличение. Мы можем точно сказать, что, если интеграция Литвы в рынок электроэнергии увеличится, на цены большее влияние окажут глобальные цены на электроэнергию. Например, сейчас, когда рынок электроэнергии Балтийских стран достаточно изолирован, местные факторы, такие, как наводнения в Латвии, резко влияют на стоимость электроэнергии. Потом, когда Балтийский рынок будет соединен электросоединениями с рынком Северных стран, местные факторы будут незначительно влиять на цену.

- Как в Европе в ближайшее время будет меняться предложение электроэнергии и спрос на нее, например, после того, как Германия закроет атомные электростанции? Какие страны будут производителями, а какие - потребителями?

- Балтийский регион – очень маленький. У нас в год потребляют всего 20 тераватт-часов электроэнергии. Для сравнения, в Северных странах – 400 тераватт-часов, в Польше – 150, в Германии – 600, в России – 1000. Мы очень маленькие, поэтому баланс Германии или Польши особо на нас не повлияет. Это только предопределит цены. Если цена справедливая – электроэнергия всегда будет импортироваться. Даже если Германия и будет большим импортером электроэнергии, на наш импорт электроэнергии из Германии это не повиляет.

- Однако, если Германия закрывает атомные электростанции, нам нужна новая генерация. Что это может быть?

- Я думаю, на это нужно смотреть иначе. Политикой Балтийских государств, особенно Литвы и Латвии, была самостоятельность – хотели производить около 80% электроэнергии, потребляемой во всех странах. Я не думаю, что это оптимально. Лучше всего гарантировать стабильность поставки электроэнергии и то, что мы все время можем покупать самую дешевую электроэнергию, насколько это возможно.

Если у нас есть резервы, которые гарантируют нам стабильность, и мы можем торговать электроэнергией с  Россией, Польшей и Северными странами, мы всегда можем покупать электроэнергию из самого дешевого региона. Мы всегда можем стараться ради того, чтобы большую часть электроэнергии производить самим. Но если это противоречит экономике – если мы производим дороже только затем, чтобы у нас была своя электроэнергия, - всегда будет страдать потребитель электроэнергии и  местная экономика.

- Почему тогда власть так поступает? Возможно, такие решения, например, спешка с введением евро, являются политическими?

- Ну, трудно сказать, почему другие так думают. Думаю, это может быть разное понимание энергетической безопасности. Возможно, кому-то кажется, что производимая на месте энергия и есть безопасность.  Я считаю, это необязательно. Главное – всегда получать столько электроэнергии, сколько нужно. Неважно, импортированная  она или произведенная в стране. Генерации в Балтийских странах точно хватает – мы используем всего около 30% всех мощностей, производящих электроэнергию.

- Объясните подробнее, что такое энергетическая безопасность?

- Думаю, самый важный аспект энергетической безопасности – возможность в любое время производить электроэнергию, если она понадобится. Важно иметь возможность выбрать источник поставки электроэнергии. В Латвии у нас есть инсталлированные мощности – 1000 мегаватт, но  мы точно не все используем. Мы их используем лишь в тех случаях, если произведенная энергия может быть дешевле, чем на рынке. Было бы нелогично производить хотя бы немного электроэнергии на местном рынке только ради того, чтобы производить самим.

Так и в Балтийских странах – не могу назвать ни одного крупного проекта, который развивался бы без субсидий. Когда проекты субсидируются, ни одна технология не может конкурировать с этими проектами.

У Балтийских стран есть местные производственные мощности и возможность импортировать электроэнергию. Мы счастливые: мы будем интегрированы в электроэнергетический рынок Северных стран, где электроэнергия исторически самая дешевая, и ожидается, что она будет достаточно дешевой и в будущем.

Согласно подсчетам, Северные страны ежегодно будут производить на 20-30 тераватт-часов больше, чем требуется, так что это будет избыточный регион.

- Какими должны быть электростанции, которые могли бы дежурить и которые могли бы быть включены при надобности? Наверное, речь здесь пойдет не о ветряных или солнечных электростанциях?

- Сейчас почти все технологии не оправдывают себя с экономической точки зрения. Даже атомная энергетика, которая была ближе всего к  экономической логике. Сейчас кажется, что никакой атомный проект не оправдывает себя с экономической точки зрения. Два года назад, когда Балтийские страны начали активно работать с проектом ВАЭС, прогнозируемая стоимость электроэнергии в 2030 г. была намного выше, чем прогнозируют сейчас. Это очень зависит от цены на уголь. За два года стоимость угля сильно упала.

- Какую часть электроэнергии страны должны составлять такие виды возобновляющейся энергетики, как ветер и солнце? Ведь трудно прогнозировать, сколько они произведут электроэнергии.

- Думаю, операторы системы, если нужно, могут подготовить систему к принятию больших количеств электроэнергии, произведенной ветряными электростанциями. Можем посмотреть на Данию, где ветер производит около 25 % электроэнергии, производимой в стране. Это очень много. Дания – это довольно изолированный рынок. Балтийские страны  будут интегрированы, поэтому это должно быть еще легче, поскольку через несколько лет  мощность наших соединений будет большой. Поэтому, если захотим, сможем экспортировать.

Но здесь важнее вопрос экономики. Электроэнергия, производимая из возобновляющихся источников, в 2-3 раза дороже, чем на рынке. Люди иногда думают, что возобновляющаяся энергия дешевая, поскольку она возобновляющаяся, ее производит солнце, ветер. Но стоимость на самом деле очень высокая. Поэтому сейчас нужно стремиться осуществить цели, поставленные Евросоюзом, - в 2020 г. возобновляющиеся источники должны производить 20% всей необходимой энергии. Но если такая энергия дороже рыночной цены, лучше импортировать.

- В Европе энергетический сектор поощряют субсидии, а не экономическая логика. Согласны ли вы с такой мыслью?

- Это очевидно уже в течение нескольких лет. Так и в Балтийских странах – не могу назвать ни одного крупного проекта, который развивался бы без субсидий. Это проблема. Когда проекты субсидируются, ни одна технология не может конкурировать с этими проектами. И эта проблема усугубляется.

- Литва не знает, что делать с проектом ВАЭС. Скептически его оценивают эстонцы. Какие настроения в Латвии?

- В Латвии похожая ситуация. Прогнозы стоимости электроэнергии, стоимость угля делают этот проект слабее. С политической точки зрения тоже очень трудно было бы инвестировать в такой проект, когда большинство жителей просят этого не делать. Очевидно, что что-то должно измениться. Должна измениться ситуация на рынке, должна быть выражена ясная политическая воля. 

Pranešti klaidą

Sėkmingai išsiųsta

Dėkojame už praneštą klaidą

Vardai

Praktiški patarimai

Skanumėlis
Gerumu dalintis gera

Dabar tu gali

Maistas