Dabar populiaru
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Лаурас Белинис: Неназванные угрозы

Šaltinis: 15min
0
A A

Президент, говоря о задачах на оставшийся год своего срока полномочий, повторила, что все остается так же, т.е. она считает, что в центре внимания останутся те же вопросы – энергетическая, военная безопасность, так же различные решения, касающиеся злоупотребления монопольными ценами и борьбы с коррупцией.

Так что она еще раз назвала главные угрозы, встающие перед Литвой. Не стоит спорить из-за них, они есть, как есть и многие другие, может, не такие очевидные. Теоретически много что может стать опасным – если сложатся определенные внутренние или внешние обстоятельства.

Здесь стоит вернуться к годовому сообщению президента Д.Грибаускайте, в котором она назвала различные риски и угрозы, возникающие как внутри страны, так и со стороны соседей.

В сущности правильно отражая положение, глава страны в своей речи сконструировала репрессивную логику мобилизации граждан, представляя себя в качестве той, которая, видя опасность и сообщая о ней, словно будучи выше политиков, принимает последнее и ключевое решение, что мы должны делать.

Но президент, рассуждая о том, откуда приходит опасность, сознательно или нет, создает порочную атмосферу, которая стратегически становится большей опасностью, чем  энергетическая или информационная.

Как в годовом сообщении, так и в других своих высказываниях она последовательно создает самоизоляционные тенденции существования Литвы. Это она не упоминала в своей речи, но за несколько лет Литва, как государство, шаг за шагом, политически и экономически отдалилась не только от своих ближайших соседей, но и от таких стратегических партнеров, как США. 

Можно подумать, что такое положение сложилось нечаянно и без злого умысла. Можно поверить, однако, в независимости от этого, самоизоляционные процессы идут, они формируют закрытое общество, когда каждое приходящее извне новшество, проект или инициатива принимаются подозрительно и неохотно.

Вспомните времена Саюдиса и царившую тогда атмосферу. Тогда мы все чувствовали себя максимально открытыми, просто излучали культуру открытости и прозрачности.

Сейчас общая политическая культура отличается не открытостью, не аргументами, а интенсивно поощряемыми негативными эмоциями. Утверждается мода на порицание и обвинения  других и иных – то Польша виновата, что мы в своей стране не можем решить элементарные проблемы нацменьшинств, то Россия виновата, что мы все еще не можем определиться по поводу стратегических проектов.

В такой атмосфере возрождаются тенденции репрессивного мышления - ищи виноватых и наказывай. Общество сталкивается в трясину патерналистских настроений, где решения хорошего и всевидящего вождя предопределят, останемся мы, или враги и другие негодяи уничтожат страну.

Для политического решения фактически не осталось места. Это отнимает возможность остаться нормальной, свободной страной.

Президент акцентирует военную безопасность или энергетическую самостоятельность. Но будет ли приятно жить в таком безопасном и энергетически независимом государстве, которое стирает появившуюся с Саюдисом открытость миру и приглушает творческие силы общества?

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо