Dabar populiaru
15min be reklamos
Publikuota 2013 06 11, 10:46

Министр юстиции Грузии: В Грузии нет селективного правосудия, просто статус политика не означает иммунитет

Находящаяся в Вильнюсе министр юстиции Грузии Теа Цсулукиани утверждает, что в ее стране при расследовании дел одинаковые критерии применяются как в отношении оппозиции, так и правящих, и отрицает претензии о якобы имеющих место преследованиях оппозиции.
Флаг Грузии
Флаг Грузии / Reuters / Scanpix / Postimees.ee

В интервью BNS член грузинского правительства также пояснила, что новые власти путем реформ деполитизируют систему юстиции, в которой большим влиянием обладали именно члены прежнего кабинета министров. Она также заверяет, что литовский предприниматель Саулюс Вайткявичюс был задержан в Грузии с целью выяснения обвинений, брошенных ему коллеге.

Цсулукиани считает, что также поступили бы прокуроры любой другой страны.

BNS: Группа литовских парламентариев из различных фракций недавно распространила заявление, в котором выразила озабоченность ситуацией в Грузии. В заявлении говорится, что в отношении грузинской оппозиции применяются меры давления, идут задержания бывших политиков и правительственных служащих, поэтому возникают подозрения в селективности правосудия. Можете ли вы на примерах обосновать, что установки правосудия одинаковы и для тех, кто находится у власти, и для тех, кто в нее не попал?

Т.T.: Когда мы пришли к власти в октябре прошлого года, мы получили очень тяжелое население, если говорить о юстиции и коррупции элиты. Прежнее правительство смогло бороться с коррупцией на низших уровнях, и совершенно уничтожила ее в полиции или среди служащих низшего звена, но корупция элиты лишь росла

Мы также получили в наследство различные уголовные дела, по которым не было решений (...)  Решения не были приняты, поскольку дела были неудобными для бывших властей. Поэтому в ноябре мы начали расследовать все эти дела. Нынешняя оппозиция, которая раньше в течение девяти лет была у власти, стала кричать, что это юридически необоснованно, что у них с политической точки зрения есть иммунитет. Наш принцип – статус политика ни правящим, на оппозиции не может предоставить иммунитет от уголовного преследования.  

Например, недавно прокуратура инициировала расследования против нынешних высокопоставленных должностных лиц в министерстве сельского хозяйства. Поэтому здесь не селективное правосудие, критерии одинаковы для представителей бывшего и нашего правительства. Решение по делу должно быть принято, и в отличие от прежней практики, группа высокопоставленных чиновников из министерства сельского хозяйства, которая пришла к власти с нами в октябре, уже находится в тюрьме.

BNS: Изменится ли ваша позиция в качестве министра юстиции – сейчас вы возглавляете и министерство и прокуратуры?

T.T.: Мой предшественник подготовил закон, по которому министр юстиции Грузии стали и генпрокурорм, а Генпрокуратура оказалась под креслом министра юстиции. Сейчас мы это меняем, ведь мы стремимся к полной деполитизации работы прокуроров.

Неделю назад в парламенте был принят закон, согласно которому министр юстиции перестает быть прокурором. Министр юстиции продолжает осуществлять надзор за работой прокурором, следя за общими вехами, правами человека, и тому подобным, но у него не будет права вмешиваться в конкретные дела.  Нам не нравилась так называемая эра Зураба Адеишвили, называемая так по имени моего предшественника. Он был больше чем министр юстиции, у меня складывается впечатление, что он был даже премьером или президентом страны, потому что контролировал все. Его эра уже закончилась, законы не этой неделе будут отправлены на подпись президента, и если он их подпишет, то будет реализована новая модель прокуратуры.

BNS: Если вернуться к ситуацией с Украиной, как вы оцениваете заключение экс-премьера Юлии Тимошенко?

T.T.: Я еще раз говорю, что в любой стране статус политика или высокопоставленного чиновника не должен становится иммунитетом от уголовного преследования. Когда доказательства собираются свободно и независимо, оцениваются свободным и независимым судом, гражданин может отбыть наказание, которое должно быть пропорциональным и адекватным. Этот принцип применяется в Грузии и должен применяться в Украине и в любой другой стране.

BNS: В конце мая в Грузии был задержан литовский предприниматель Салюс Вайткявичюс. В Литве звучали мнения о том, что он стал жертвой политического напряжения в Грузии. Неужели беспокоящиеся безосновательно выдвигают эту мысль?

T.T.: Предприниматель был задержан, когда он решил улететь из Грузии. Его партнер по частной компании, в которой он работал, руководитель подал заявление в Генпрокуратуру 2 мая. В конце мая литовский бизнесмен решил покинуть страну. Если бы он это сделал, что жалоба партнера не была бы рассмотрена в прокуратуре должным образом, поэтому бизнесмена задержали в аэропорту.

В такой ситуации также поступили бы должностные лица любой страны. В аэропорту ему разрешили позвонить супруге, а также разрешили позвонить родственникам через несколько часов после задержания, хотя по закону в Грузии не обязательно давать возможность позвонить семье во второй раз. Ему предоставили услуги переводчика, у него был адвокат - он мог прибыть в аэропорт для его защитны. То есть были соблюдены все предусмотренные в грузинских законах гарантии на защиту.

Прокуроры утверждают, что есть некоторые доказательства того, что 2 млн. лари (более 3 млн. литов) были растрачены - ответственность за это предусматривает 182 статья Уголовного кодекса Грузии.

Сейчас он находится на свободе, уже не в тюрьме, но обязан оставаться в стране до выяснения правды. Это позволит ему доказать свою правоту. Это позволит ему собрать доказательств того, что прокуроры ошибались. Так действуют прокуроры в любой другой стране.

Мне просто странно, что он решил покинуть Грузию сразу после того, как была получена жалоба.

Norėdamas tęsti – užsiregistruok

BNS
Naujienų agentūros BNS informaciją atgaminti visuomenės informavimo priemonėse bei interneto tinklalapiuose be raštiško UAB „BNS“ sutikimo draudžiama.

Pranešti klaidą

Sėkmingai išsiųsta

Dėkojame už praneštą klaidą