Dabar populiaru
Опубликовано: 10 июня 2013 17:19

Наркоман с 20-летним стажем: Григишкес – это наркотическая фабрика Вильнюса

BFL nuotr. /

Член инициативной группы marginalai.lt Кястутис Буткус, лечащий метадоном зависимость от наркотиков, утверждает, что масштабы наркомании в Литве растут. На черном рынке появляются все новые виды наркотиков, молодежь не понимает разницу между легкими и тяжелыми наркотиками, поэтому, однажды попробовав, увязает в этой трясине, не понимая, чем все закончится. Кястутис откровенно рассказывал, что творится в литовских тюрьмах, почему их администрация не принимает меры, чтобы взять ситуацию под контроль, сколько зарабатывают торговцы, почему созданная система борьбы с наркоманией неэффективна, какие наркотики заполонили крупные города Литвы.

- Расскажите коротко себе.

- Я зависим от наркотиков 20 лет. Долго употреблял опиаты, героин, пытался лечиться по реабилитационной программе. Восемь месяцев не употреблял. Потом появилась программа лечения метадоном. Я уже 15 лет в этой программе. Если бы не она, я бы уже 5 раз умер.

- Какова ситуация в Литве с точки зрения распространения наркомании?

- Люди, употребляющие наркотики, живут в очень закрытых группах. Не так легко к ним подойти. Главный фактор, ставший стимулом для появления программы «Снижения вреда», - вспышка ВИЧ в Алитусской колонии. Выяснилось, что одним шприцем пользуется сотня заключенных.

На улицах Вильнюса много наркотиков. Особенно внутривенных.

Как ВИЧ может распространяться, мы видели в Эдинбурге, Швейцарии, на Украине, где фиксируется эпидемия. На улицах Вильнюса много наркотиков. Особенно внутривенных. Раньше так не было. Сейчас даже амфетамин можно колоть.

Это вызывает огромную опасность.

Официальная статистика совершенно не соответствует реальности. Если бы мы проехали по городу, я бы показал, где точки, места торговли, вы бы не поверили. Думали бы, что это какое-то гетто.

- Как с наркоманией и ВИЧ борются специалисты  программ «Снижения вреда»?

- Среди собравшихся здесь людей есть уличные работники. Найти наркомана и поменять ему шприц не так легко. Он зашифрован.  Посторонний человек не будет знать, где его искать. А человек, который употребляет или употреблял, как муравей в муравейнике знает все пути. Он подходит к точкам, в которых продают, и к местам, в которых употребляют.

Смена шприцов – самое эффективное средство в борьбе с распространением ВИЧ. Другой альтернативы нет. Специалисты программы «Снижения вреда» смотрят на борьбу с наркотиками под другим углом.

- Сколько человек в Литве болеют ВИЧ?

- По последним данным, около 560 инфицированных. Но эти данные не меняются уже четыре года. Думаю, реально эти цифры нужно умножить на 10 или 15.

- Что предопределяет такой масштаб заболевания?

- С появлением амфетамина инъекционных наркотиков стало в два раза больше. Руководители тюрем не признают, что в этих учреждениях употребляют наркотики. Но на самом деле ситуация другая. В Алитусской колонии был открыт реабилитационный центр. В него скоро пришли все ребята. В другие локальные зоны наркотики попадали из реабилитационного учреждения. Грамм героина там стоит 1500 литов, а в городе его цена – 200 литов. Здесь явно есть коррупция. Руководство тюрем не признает проблему. А сотня людей колется одним шприцом.

В тюрьме сотня заключенных пользуется одним шприцом.
В тюрьме сотня заключенных пользуется одним шприцом.

- Означает ли это, что  администрация тюрем заинтересована покрывать распространителей наркотиков?

- По нашему предложению в тюремных помещениях был поставлен аппарат, который фиксировал частички наркотиков в воздухе. Аппарат стал постоянно пищать. Этим эксперимент и кончился.

Героин не употребляют только в Правенишской колонии. Но это заслуга не администрации, а сидящих там «верхов», которые сказали, что героина здесь не будет. Там курят спайс, траву.

В Мариямполе очень плохая ситуация. Недавно я встретил человека, который сел и 8 лет просидел на героине. Вернулся, поездил в табор. Сейчас записался на программу лечения метадоном, поскольку увидел, как катится вниз с очень большой скоростью.

- Способно ли государство оказать помощь человеку, употребляющему наркотики? Мы слышим, что крупнейшее в Литве учреждение такого характера оставлено без финансирования.

Грамм героина в тюрьме стоит 1500 литов, а в городе его цена – 200 литов.

- Вильнюсский центр зависимости, которого сейчас лишили финансирования, очень  важен для людей, употребляющих наркотики. Это единственное место в  Литве, где реально идет программа по снижению вреда. Есть мобильные пункты смены шприцов. В определенных местах стоят микроавтобусы, где люди могут поменять иголки. Также выдается метадон асоциальным людям, которые официально не обращаются к медикам. Также инсулин человеку, болеющему диабетом. Когда становишься зависимым, других целей не остается. Главное – доза. Ты можешь быть ответственным отцом, но наркотики все равно будут важнее, чем семья или работа.

- Легко ли доступны в столице наркотики?

- Раньше в Вильнюсе было много точек, где продавался героин. Можно было попросить таксистов, чтобы привезли. В последние два года такие точки очень быстро закрывают. Кажется, что полиции удобнее, когда наркотики распространяют в одном месте – в таборе.

Цыгане продают почти в каждом доме. Полиция делает рейды, борется уже 15 лет, все знает. Не знать невозможно, поскольку ты подходишь к дому цыган, а в дверях сделано маленькое окошко, чтобы брать деньги и дать дозу.

- Должностным лицам удобнее, чтобы наркотики продавались на окраине столицы? Может быть, так легче бороться с продавцами и их клиентами?

Патрульные взимали плату за то, что пропускали за дозой.

- Думаю, полиция реально и управляет табором. Раньше был пост поставлен. Мой друг должен был полицейским 40 литов за вход. Патрульные взимали плату за то, что пропускали за дозой. Когда друг увяз в долгах, его больше не пропускали, ему приходилось ходить вокруг через лес.

Когда я сам употреблял, я возвращался из табора, и мой автомобиль остановили. Я выкрутился, заплатив 50 литов. Полиции это удобно. Легкий заработок. И план легко выполнить. Чтобы поймать наркомана, нужно подождать, пока приедет первый автобус с вокзала. Часто патрульные просто брали у наркоманов деньги и отпускали мучиться от абстиненции. А что делает наркоман, когда у него нет денег? Идет воровать.

- Литва появляется на карте мира и как точка производства наркотиков. Правильное ли это впечатление?

- Григишкес – кухня Вильнюса, поскольку там варят амфетамин. Раньше для этого нужна была куча веществ. А сейчас есть полуфабрикаты, которые нужно из жидкости превратить в порошок. Высушить в центрифуге и выпарить. Процесс очень простой. Когда амфетамин стали делать в  Литве, его цена упала в Дании, Норвегии.

- Откуда в Литву приходят тяжелые наркотики?

- Героин приходит в Литву из Афганистана, Казахстана. Но не только. Сейчас автомобили ездят по всему миру. В Македонии, на Балканах тоже делают героин. Но традиционный путь – из Казахстана. Приезжает трал, в котором героин, а обратно казахи везут машины.

- Кто распространяет наркотики в Литве?

- Дилеры ищут людей, которые могли бы продавать. В таборе один дом в день продавал 3 литра ширки (макового отвара – прим. ред.), это 3 тысячи кубов. Куб – 10 литов. 30 тысяч литов в день.

В Вильнюсском цыганском таборе
В Вильнюсском цыганском таборе

А уличные торговцы зарабатывают по-разному. Есть такие, кто продает для того, чтобы сами могли употреблять. Берут немного. Другие работают, чтобы получить  прибыль. Они получают грамм героина за 160 литов. Делают из этого грамма 14 порций по 20 литов. В день продают каких 5 граммов. Дневная прибыль – 500-600 литов.

Героиновый рынок контролируют воротилы преступного мира. Там крутятся большие суммы, о которых не может не знать Отдел по контролю над наркотиками, оперативники. Я не сомневаюсь, что те, кто делает этот бизнес, договариваются с полицией. Потребность  есть и продукт есть. Разрешается сажать цыган или уличных торговцев, но настоящие игроки остаются нетронутыми. 

- Как защитить от наркотиков молодых людей?

- Наркотики часто употребляют русскоговорящие. Молодежь из трудных семей. Амфетамин сейчас очень распространен в школах. 17-18 летние школьники курят не траву, а спайс, у которого сейчас очень синтетическое воздействие. Если посмотреть на русские школы, там треть учеников старших классов пробовали.

Я всегда хотел пройтись с журналистом по проспекту Гедиминаса и показать,  сколько людей, употребляющих наркотики.

- Легкие и тяжелые наркотики одинаково легко приобрести?

- Амфетамин в Вильнюсе продается свободнее. Употребляющие его люди меньше связаны с криминальным миром. Полиция разрешает продавать его шире. А героин – только в таборе.

В Каунасе есть своя наркосцена. Со своими наркотиками, которых в Вильнюсе даже нет.

В Каунасе есть своя наркосцена. Со своими наркотиками, которых в Вильнюсе даже нет. В Каунасе есть фармацевтическая фабрика Sanitas, на которой раньше производили эфедрин. Это стимулирующий препарат, после реакции из него получается эфедрон. А это практически метамфетамин. Хотя препарат производится в медицинских целях, на черном рынке его было полно. Грамм кристаллов эфедрина стоил 30 литов. В Каунасе трудно было найти бутылочку с пермангатом калия, поскольку он нужен для реакции. Употребив, человек не спит 5-6 суток, пока не отключится.

В Каунасе в одно время был популярен синтетический наркотик фентанил. Если помните, когда чеченцы взяли в заложники участников спектакля «Норд Ост», их травили фентаниловым газом.

В маленьких городках больше фармацевтических наркоманов, которые зависимы от успокоительных. Продукты фармации идут рядом с наркотиками. Они усиливают, меняют, помогают очистить наркотик.

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо

Vardai

Gera keliauti kartu

Praktiški patarimai

Mano namas

Gaminkite protingai

Kelionė „The Coldest Ride“

Sveikata

Gyvenimas