Dabar populiaru
Publikuota: 8 октября 2013 12:17 , Atnaujinta: 8 октября 2013 15:49

Президент Даля Грибаускайте: «Мне немного стыдно»

Dalia Grybauskaitė
Irmanto Gelūno / 15min nuotr. / Даля Грибаускайте

Правительству, выполняющему решение Конституционного суда (КС), касающееся урезанных в кризис зарплат, не хватило находчивости думать и о финансах, и о людях утверждает президент Даля Грибаускайте. «Мне немного стыдно», - в эксклюзивном интервью порталу 15min.lt призналась она, комментируя решение, согласно которому увеличатся зарплаты и людей, которые и так много зарабатывают. Глава государства благословила это решение своей подписью. Президент не жалела критики в адрес работающей уже почти год власти – якобы за серьезные работы Сейм еще не принялся. Д.Грибаускайте особенно сомневалась в способности правительства взяться за такие новые огромные проекты, как строительство атомной электростанции или поиск сланцевого газа.

- Россия выполнила угрозы остановить ввоз литовских молочных продуктов, дано указание строже контролировать мясо и рыбу из Литвы. Только что на границе особо тщательно проверялись наши перевозчики. Недавно, выступая с речью в Организации Объединенных Наций, вы обратили внимание мировых лидеров на ставшее активнее давление России на страны Восточного партнерства Евросоюза (ЕС) и на председательствующую в Совете ЕС Литву. Как после таких действий Москвы поддерживать с ней дружеские отношения?

Даля Грибаускайте
Даля Грибаускайте

- Ситуация стала ухудшаться больше месяца назад, еще в конце лета. Признаки повторяются, они не новы. Когда начинаются геополитические игры, возможно, не очень выгодные или нарушающие интересы России, она реагирует неадекватно, иногда раздраженно, демонстрирует нетерпимость, даже, я бы сказала, иногда нецивилизованное поведение по отношению к некоторым странам или организациям. Несмотря на то, что Россия только что стала членом Всемирной торговой организации (ВТО).

Могу вспомнить историю. В 1990 г. после подписания Акта Независимости нам сразу – скажу откровенно – отомстили экономической блокадой. В 2006 году перед продажей Mažeikių naftа сломался нефтепровод «Дружба» и до сих пор не работает. В 2009 году после смены власти сразу началась «молочная война» и очереди на границе. Сегодня история повторяется.

Видимо, причин много, включая и возможные геополитические изменения, связанные с Восточными партнерами, которые избавляются от зависимости от России, процессы нашей экономической и особенно энергетической самостоятельности, наверное, и строительство терминала сжиженного природного газа, все меньшая зависимость от «Газпрома». Много причин, не одна, и вызвали такую на самом деле неадекватную реакцию.

Никаких экономических войн в 21 веке быть не должно.

Меня немного удивляет взгляд нашего правительства, высказывание министра сельского хозяйства Вигилиюса Юкны. Он все еще говорит, что обращаться в ВТО не нужно, что проверка не является большой проблемой. Без сомнения, если для правительства Литвы это не является проблемой, подождем еще каких-нибудь испытаний.

Но в любом случае правительству необходимо готовиться к обращению в ВТО, собирать доказательства и информацию. Это однозначно. Без всякого сомнения, международные организации отреагируют, но в плоскости наших двусторонних отношений все равно придется говорить с Россией. Сосед есть сосед, его игнорировать нельзя.

Эту ситуацию я бы назвала первым серьезным испытанием для этого Правительства. Думаю, министрам и всему правительству нужно будет показать, на что они способны.

Упомянутые мною примеры и особенно нынешняя ситуация говорят о том, что пока – я очень сожалею – Россия представляет себя, особенно в области торговли и экономического сотрудничества, как очень ненадежного партнера. Помимо этого, общаться нужно, пытаться разговаривать, торговать, никаких экономических войн в 21 веке быть не должно. Но пока что мы видим много признаков ненадежности, поэтому наш бизнес должен очень серьезно думать и планировать соответствующие действия, возможно, переориентируясь на другие рынки, включая и страны Восточного партнерства. 

- Сейм во второй раз не принял отчет генерального прокурора Дарюса Валиса. Даже сами прокуроры критикуют начатую им реформу – якобы хаоса стало больше, а качество ухудшилось. Что конкретно хорошего сделало это назначенное вами должностное лицо?

Генеральный прокурор Дарюс Валис
Генеральный прокурор Дарюс Валис

- Давайте начнем с реформы прокуратуры. На самом деле в 2011 году была утверждена реформа, которую инициировала сформированная в Сейме рабочая группа и за которую проголосовали 103 парламентария, включая и социал-демократов, представителей нынешнего правящего большинства. Генеральный прокурор выполняет не свою, а придуманную и утвержденную в Сейме реформу.

В ходе реформы сократилось число руководящих главных прокуроров и их заместителей – вместо 190 остался 91. Наибольшее недовольство изнутри и вызывает уменьшение числа руководителей, когда стало меньше привилегий и больше работы.

Я это оцениваю весьма позитивно. Думаю, что этот прокурор всесторонне выполняет принятый в Сейме вариант реформы. Руководствуясь отчетом,  я могу сказать, что в 2012 году было рассмотрено на 20% больше дел, чем в 2011 – больше всего за 1 год за весь период Независимости. Увеличились темпы, сократилась продолжительность досудебного расследования  - в среднем до 5 месяцев, мы знаем, что некоторые резонансные дела рассматривали  в течение 20 лет, - и начаты, сдвинуты с места такие резонансные дела, например, завершено досудебное расследование в деле Медининкай, а в деле о 13 января предъявлены просьбы признать подозреваемыми 78 граждан иностранных государств, что не было сделано за все 20 лет.

Мы уже в течение года видим разрушительные сведения счетов. Каких-то серьезных предложений или  работ Сейм еще не продемон-стрировал.

Скорее всего, причины не в прокуратуре и не в прокуроре, а совсем другие – видимо, политические. Для некоторых членов этого Сейма пока еще более приемлемо такое поведение, как деструкция, месть, сведение счетов, но не работа на благо государства. Мы уже в течение года видим такие разрушительные сведения счетов. Каких-то серьезных предложений или серьезных работ Сейм еще не продемонстрировал.

Одной из причин может быть неспособность, другой – часть Сейма пришла, чтобы не  работать на благо жителей Литвы, а присвоить европейские деньги, которые придут с 2014 года. Возможно, поэтому был принят такой закон об общественных закупках, который Служба спецрасследований, подразделение Transparency International в Литве, и другие правоохранительные органы оценили как коррупционный.

Очевидно, что интересы некоторых членов Сейма совсем иные. При таком стечении обстоятельств, прокурор, который не обращает внимания на давление и делает то, что должен, многим не нравится.

Думаю - так считаю не только я, но и эксперты по конституционному праву, - что попытка Сейма через принятие или непринятие отчета заставить прокурора является прямой политизацией правоохранительных органов, включая прокуратуру, и я бы сказала, что некоторые парламентарии проявляют неуважение  к Конституции. 

- Руководивший Сеймом до прошлой недели Видас Гедвилас заявил, что, если не будет учтено мнение Сейма о работе прокурора, будет проявлено неуважение к избравшим его гражданам. Как вы реагируете на такое решение парламента?

- Такие высказывания любого представителя Партии труда – это прямое давление на правоохранительные органы, особенно если иметь в виду, что 10 октября начинается суд второй инстанции по делу Партии труда. Вообще участие представителей Партии труда в голосовании (об отчете генпрокурора Д.Валиса – прим. ред.) уже является нарушением Конституции, и такое решение не может быть основанием ни для увольнения, ни для других действий.

- Страну одно за одним потрясли жестокие преступления: в Биржай был застрелен 17-летний, в Паневежском районе изнасилована и сожжена его ровесница. Что может пресечь этому дорогу? Хватает ли только уволить должностных лиц?

- По больше части это устаревшие проблемы, у которых есть много глубинных причин, объективных и субъективных. Я могла бы разделить их на две части.

Даля Грибаускайте
Даля Грибаускайте

Одна – так называемое историческое создание системы помощи, уже стоившее более 80 млн. литов. На самом деле мы видим только трату денег и никакой ответственности, в конце концов, у нас нет хорошо функционирующей системы.

Другая – общий фон преступности, который становится сложнее, особенно после кризиса, когда мы видим и трудно живущих людей, и колебания уровня проживания, большую эмиграцию. Общий фон в стране не очень хороший. Поэтому одна лишь смена должностных лиц ничего не даст.

Необходимо и видеть общие причины, и создавать хорошие условия для работы полиции, других правоохранительных учреждений, ясно определить, кто за что отвечает – работу и ответственность. Что касается системы помощи, то все толкались и совершенно не хотели принимать никакую ответственность. Также – нужно по-прежнему инвестировать в систему правоохраны: обеспечить способности, проводить учения, улучшать материальную базу.

Все работает в системе. Преступность – это часть общества, отражений и экономических. И социальных, и политических причин. Вопрос очень непростой. Одно лишь отрубание голов здесь не поможет. Проблемы нужно решать горизонтально и всем, всем учреждениям – и обществу, и неправительственным организациям, и общинам, и правительству. 

- Эксперты раскритиковали ваше решение подписать поправки к закону о восстановлении зарплат в общественном секторе, которые вы сами подвергли критике, а призыв увеличить зарплаты мало зарабатывающим трудящимся назвали популистским. Почему вы  поступили именно так?

 

- Какой здесь популизм – подписать  закон, который поднимает зарплаты и хорошо зарабатывающим. Я, наверное, очень  непопулярно поступила. Подписала только потому, что этот закон был чисто технического характера, поскольку, согласно разъяснению КС, если правительство не принимает никакое другое решение, с 1 октября автоматически вступают в силу старые коэффициенты. При отсутствии четкого механизма, без предусмотренных финансовых ресурсов.  

Поскольку правительство приняло закон очень поздно – в конце сентября, мой выбор был таков: я оставляю ситуацию, пусть она идет своим ходом, когда-нибудь в любом случае все восстановится, я все равно одобряю, хотя с условиями и критикой, закон, который предусматривает механизмы, источники и не сразу с 1 октября, а позволяет правительству найти средства.

Почему я критиковала этот закон и упомянула, что это не оптимальное решение правительства? КС сказал, что Конституции противоречит только пропорциональность уменьшения коэффициентов, а не уменьшение вообще. Поэтому и при восстановлении нужно было смотреть только на пропорциональность, а правительство пошло по более легкому и менее творческому пути – решило восстановить все, что намного дороже, чем могло быть.

 

Если бы была найдена формула, по которой можно было бы не восстановить весь коэффициент, а, возможно, найти среднее и от него восстановить, попытаться охватить все социальные слои – врачей, учителей, социальных работников и т.д., это стоило бы намного дешевле, можно было бы начать говорить обо всех.

Когда я смотрю на список, чьи коэффициенты восстанавливаются сейчас, если честно, мне немного стыдно. Поскольку список не очень красивый, и посмотреть в глаза людям нелегко. Но сами социал-демократы, будучи в оппозиции, обратились в КС, сейчас Министерству финансов не хватает фантазии и творческих способностей, чтобы решить этот вопрос дешевле и горизонтально, в конце концов у нас очень неоптимальный и довольно плохой вариант, когда, прикрывшись тем, что якобы нудно выполнять решения суда, мы восстанавливаем зарплаты тем, кто и сейчас хорошо зарабатывает. Я это имела в виду.  

- А как бы сейчас вы предложили поступить правительству? Вот на увеличение зарплат бюджетников в следующем году потребуются 200-250 млн. литов. Откуда мы их возьмем?

- Это и проблема. Был выбран самый дорогой вариант. Зная, что денег немного и  что нужно думать о финансовой дисциплине, правительство выбрало вариант, который как прецедент рано или поздно заставит сделать то же самое и другим группам работников. Потому я и критикую правительство, что ему не хватило способностей подумать и о финансах, и о всех людях. Оно думало только об определенной социальной группе и формально выполняло решение КС.

Сумму, которая потребуется на увеличение зарплат бюджетников, можно будет покрыть самым элементарным способом - за счет роста экономики.

- В 2015 году мы должны начать с евро. Какую ситуацию следует ожидать в следующем году? Придется ли в связи с этим затягивать пояса, контролировать инфляцию? Финансовое и экономическое положение весьма хрупкое, а стремление к евро, скорее всего, вынудит экономить.

Затягивать пояса, как в годы кризиса, в ближайшее время точно не придется, рост экономики достаточно стабилен.

- Я думаю, что затягивать пояса, как в годы кризиса, в ближайшее время точно не придется, рост экономики достаточно стабилен, в этом году средний показатель приближается к 3,5–3,7%. Действительно неплохой средний показатель, которые должен предоставить достаточное пространство для обеспечения минимального улучшения в сфере зарплат, экономики и инвестиций, одновременно мы должны соблюдать Маастрихтские критерии и финансовую дисциплину.

Затягивать пояса точно не придется. Все зависит от этого бюджета. В марте следующего года нас будут оценивать по показателям – и бюджета этого года, то, как мы его выполним, и проект бюджета следующего года, который будет утвержден в сейме. Я думаю у нас довольно много шансов.

- Что вы думаете о переговорах с «Газпромом», когда правительство стало вести переговоры,  а президент призналась, что не знает, по поводу чего они? В публичном пространстве казалось, что вы придерживаетесь разных позиций, по поводу чего можно договариваться. Это была тактика переговоров, или на самом деле правительство не согласовало с вами свою позицию?

- Это была чистая правда, я никогда публично тактиками не занимаюсь. На самом деле переговоры начались с игнорированием главы государства, потом ситуация нормализовалась. Сейчас все позиции мы согласовали с премьером и министром энергетики, работаем совместно с правительством. Ответ, отправленный "Газпрому", был согласован со мной. Моя позиция и позиция правительства в данном случае совпали.

- До сих пор неясна судьба Висагинской атомной электростанции, затянулись дебаты о поиске сланцевого газа. Возможно, вы знаете ответ, когда наконец закончится это растягивание резины?

Даля Грибаускайте
Даля Грибаускайте

- Пока что эти проекты на самом деле застревают. Я бы только пожелала правительству, чтобы оно смогло продолжить те проекты, которые уже начались, - завершить строительство терминала сжиженного природного газа, который очень важен для нас. По поводу новых возможностей этого правящего большинства и правительства начать новые проекты я очень сомневаюсь. Ясности нет, я не хочу спекулировать, гадать, говорить за правительство.

Думаю, что только дело политической воли и способность видеть интересы государства больше чем на 4 года вперед могут предопределить, что в Литве появятся стратегические проекты.  Пока что никаких таких способностей я не вижу, и, видимо, ответы на эти вопросы появятся нескоро.

- Прошло уже полсрока председательства Литвы в ЕС. Эту миссию нам поручили впервые, а на плечи легло нелегкое бремя – переговоры с США о договоре о свободной торговле, скандал из-за шпионажа США в Интернете, дебаты о возможном нападении на Сирию, неизвестность, удастся ли подписать договор об ассоциации с Украиной…

- Мы председательствуем в очень интенсивный период с точки зрения и внутренней, и международной ситуации. Это и экономические испытания для многих стран Европы, США, России и других регионов, и много международного напряжения. Это период признателен Литве, у нас много возможностей показать, что мы можем. Во многих процессах мы принимали прямое и активное участие, я имею в виду переговоры по поводу Восточного партнерства, переговоры с США, международный кризис из-за Сирии. Для нас это прекрасная возможность научиться, показать себя, увеличить свою видимость.

Мы председа-тельствуем в очень интенсивный период с точки зрения и внутренней, и международной ситуации.

Я бы не хотела оценивать себя из своих уст, пусть оценивают другие. Пока что оценки, которые  я слышу, умеренно хорошие. Я пока бы не хотела говорить с большим оптимизмом, потому что окончательные результаты будут в конце декабря. По поводу финансовой перспективы переговоры завершаются, мы должны в октябре-ноябре дождаться голосования в Европарламенте.

Я надеюсь, у нас много шансов на подписание договоров с Украиной, Молдовой, Грузией. Если это произойдет, мы сможем смело сказать, что председательство было успешным.

Есть много желающих и пытающихся поставить подножку, но пока что все  в порядке. 

Pranešti klaidą

Sėkmingai išsiųsta

Dėkojame už praneštą klaidą

Vardai

Ypatingos

09:00
07:59

Esports namai

URBAN˙/

Metas ruošti automobilį