Dabar populiaru
Publikuota: 11 июня 2013 17:23

В каких условиях жили бы Виктор Успасских и Витаутас Гапшис, если бы сели в тюрьму?

Kiemas
Irmanto Gelūno / 15min nuotr. / Вильнюсская исправительная колония на ул. Снего

Рассмотрение дела Партии труда в суде первой инстанции близится к завершению. Прокурор Саулюс Версяцкас предлагает посадить члена Сейма Виктора Успасских в тюрьму на шесть лет, а Витаутаса Гапшиса – на два года. Оба они попали бы в Вильнюсскую исправительную колонию на ул. Снего, где наказание отбывают все бывшие госслужащие, должностные лица, судьи и политики.

Еще зимой, когда Сейм обсуждал вопрос лишения его правовой неприкосновенности, В.Успасских заявил, что знает, что в тюрьме ему уже готовят камеру, и предложил позаботиться о том, чтобы были покрашены стены, куплена мебель.

Но политик ошибся. В Вильнюсской исправительной колонии ему бы не предоставили никакой отдельной и украшенной камеры. Здесь ему пришлось бы жить так, как сейчас живут 109 осужденных, отбывающих наказание в «тюрьме для должностных лиц».

Скорее всего, В.Успаских и В.Гапшис жили бы в комнате с двухэтажными кроватями вместе с другими 9-16 осужденными, поскольку двухместные или трехместные комнаты выделяют только тем, кто во время отбывания наказания работают в хозяйственном отделении исправительной колонии.

Жилая комната
Жилая комната

Заместитель директора Вильнюсской исправительной колонии Чесловас Йоцюс говорит, что в принципе жизнь в «тюрьме для должностных лиц» ничем не отличается от жизни в любой другой колонии. Осужденные здесь должны строго придерживаться распорядка, но в свободное время их почти не контролируют – они могут свободно передвигаться по территории  исправительной колонии, заниматься спортом, учиться, работать, читать книги, смотреть телевизор.

«Нет никакой разницы, условия точно такие же, на содержание одного осужденного выделяется столько же средств. Разница только  в том, что находящиеся здесь были связаны с государственной службой», - сказал он.

Разница большая

В свою очередь осужденный Аудрюс, который в исправительной колонии проводит уже двенадцатый год из назначенных четырнадцати за тяжкое преступление, говорит, что разница между простой тюрьмой и «тюрьмой для должностных лиц» просто огромная.

Мужчина провел полтора года в простой колонии. По его словам, больше всего эти учреждения  различаются из-за менталитета и образования самих осужденных.

«В другой исправительной колонии  я полтора года был с этими так называемыми ворами, так там совсем другой менталитет, совсем другое образование. Здесь большинство бывших должностных лиц, так что среднее образование у всех есть. А там три, пять классов окончены. Так о чем с ними говорить?» - сравнил Аудрюс.

Он сказал, что раньше и в «тюрьме для должностных лиц» условия были хуже. Основная разница – качество пищи.

«Одна простая вещь – питание. Раньше, вспомните, сало клали в кашу. Зачем тогда этот чифирь был? Чтобы желудок не испортить. Сейчас этого нет. Если что не нравится – сами можем дополнительно приготовить, но и без этого хорошо. Мои деликатесы – манная, овсяная каша – часто бывают, а мяса много не надо. Я и на свободе его не любил»,-  рассказал Андрюс.

Кухня
Кухня

За решеткой мужчина проведет еще два года. В исправительной колонии он очень заинтересовался теософией, прочитал множество книг на эту тему. И сейчас мы встретили его  в библиотеке. Однако, что он будет делать, выйдя на свободу, Аудрюс еще не знает.

«Сначала нужно выйти, оглядеться, поскольку я своего города не узнаю. Клайпеда так изменилась за столько лет. Может, сына, которому сейчас уже 20 лет, попрошу, чтобы поводил за руку. Навещает сейчас здесь и он, и жена. Есть такие, которых никто не навещает, я им точно не завидую. Трудно тогда очень», - говорит мужчина.

Возьмут и посадят В.Успасских? Вы что! Здесь городские коты сдохли бы от удивления, если так бы случилось!

Аудрюс до сих пор убежден, что получил слишком строгое наказание, хотя совершенное преступление не назвал.

«Я не верил, что сяду. Если и так, то точно не по такой статье», - сказал мужчина.

На вопрос, говорят ли мужчины между собой, что могут дождаться новых коллег из Сейма – В.Успасских и В.Гапшиса – Аудрюс сказал, что уверен, что «трудовиков» никто не посадит.

«Боже, здесь никто не верит в это. Вы верите, что их посадят? Был здесь, правда, Аудрюс Буткявичюс, в библиотеке работал, были подписанты, но что возьмут и посадят В.Успасских? Вы что! Здесь городские коты сдохли бы от удивления, если так бы случилось. Но этого не было и не будет», - уверен осужденный.

Кто не хочет, не деградирует

Осужденный убежден: в Вильнюсской исправительной колонии на ул. Снего созданы все условия для совершенствования. На полках библиотеки полно новых книг, только бери и читай, учи английский, учись ремеслу.

В исправительной колонии действует школа профессиональной подготовки, спортзал. Постоянно организуются различные культурные, спортивные мероприятия, встречи с представителями неправительственных организаций.

Начальник Отдела Социальной реабилитации Вильнюсской исправительной колонии Павелас Сребнюкас рассказал, что для почти половины осужденных создаются условия не только для самостоятельного развития, но для работы, получения небольшого заработка.

«Они должны работать на предложенной работе, есть квоты, очереди. На той или иной работе работает половина осужденных. Здесь, на месте, есть два  завода, нужна помощь по хозяйству, в приготовлении еды. К сожалению, всем работу предложить мы не можем», - сказал он.

Мастерские, в которых производят мебель
Мастерские, в которых производят мебель

Работающий осужденный в месяц может заработать 400 литов. «Хватает им, поскольку эти деньги только на развлечения – сигареты, вкусную еду», - объяснил П.Сребнюкас.

Демонстрируя, что делают неработающие, руководство исправительной колонии ведет нас в полуподвал. Здесь обустроены художественные мастерские, мастерские  по ремонту обуви, обработке дерева.

Здесь мы находим множество картин и впечатляющий деревянный корабль, над которым уже два месяца трудятся двое осужденных. Заместитель директора колонии Ч.Йоцюс признался, что такие изделия можно было бы продавать, но делать это не позволяет закон.

«Можно было бы как-то реализовать эти работы и хотя бы вернуть эти деньги, которые мы инвестируем в материалы. Может, они и сами бы хотели что-то заработать, но наши законы запрещают тюрьмам получать какие-то дополнительные доходы. Мы считаем, что пока что, из-за нескольких человек, решать этот вопрос не стоит, поскольку неясно, как нужно платить налоги, так сейчас мы разрешаем им просто подарить произведения близким», - сказал Ч.Йоцюс.

 

Проблемы те же

Руководитель исправительной колонии признается, что в «тюрьме для заключенных» встречаются те же проблемы, как и в любой тюрьме. Из-за географического положения и близкого соседства с многоквартирными жилыми домами в Вильнюсской исправительной колонии на ул. Снего очень актуальна проблема неразрешенных предметов – перебрасывание мобильных телефонов, SIM-карт, модемов через стены тюрьмы. Но наркотики встречаются намного реже.

«Кто хочет, тот здесь не деградирует. Все условия создаются, но есть и такие, кто целыми днями на кровати лежит. Им ничего не нужно. Помимо этого, есть и такие, кто всегда на все жалуется. Здесь так же, как во всем обществе, есть 2-3% людей, которые всем недовольны», - сказал он.

Кто хочет, тот здесь не деградирует. Все условия создаются, но есть и такие, кто целыми днями на кровати лежит.

Ч.Йоцюс отмечает, что конфликты в «тюрьме для должностных лиц» - это очень редкое явление. По его словам, красиво общаться стараются сами мужчины. «Ведь знают, что в случае конфликта  не смогут выйти условно», - объяснил заместитель директора колонии.

Сейчас в исправительной колонии живут 109 осужденных. Это почти рекордное число за всю историю исправительной колонии в период независимости. Правда, места новым осужденным хватит. Ч.Йоцюс сказал, что исправительное учреждение обязано принять столько осужденных, сколько нужно.

«Сколько привезут, столько и  примем», - сказал он.

По словам заместителя директора исправительной колонии, меньше всего осужденных было в 2003 году – 55, потом постепенно число увеличивалось. Правда, Ч.Йоцюс сказал, что большинство осужденных, как и раньше, - бывшие должностные лица более низкого звена.

«Я бы не сказал, что увеличивается число должностных лиц высшего звена, судей или прокуроров. Увеличивается потому, что везде увеличивается число осужденных», - сказал он.

За осужденными в Вильнюсской исправительной колонии на ул. Снего присматриваются 66 работников колонии. Здесь работают шесть военных, два социальных работника и несколько работников в хозяйственной части.

На содержание одного осужденного в Вильнюсской исправительной колонии государство выделяет почти 26 тысяч в год.

Pranešti klaidą

Sėkmingai išsiųsta

Dėkojame už praneštą klaidą

Vardai

Praktiški patarimai

Gerumu dalintis gera
Skanumėlis

Video

00:12
00:51
00:48

Dabar tu gali