Dabar populiaru
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Вадим Смирнов: Даля Грибаускайте своими руками вырастила себе конкурента на президентских выборах

Вадим Смирнов
Вадим Смирнов
Šaltinis: 15min
0
A A

Президент Даля Грибаускайте, вступив в противоборство с лидером социал-демократов Альгирдасом Буткявичюсом, собственными же руками превращает его в своего главного оппонента на президентских выборах.

Противостояние, которое длится между президентом и де-факто новым парламентским большинством, выявило не только незрелость нежной литовской демократии. И указало не только на некоторые любопытные для взгляда политического психолога детали характера главы государства. Но также ярким образом высветило проблему недалекого будущего: президентских выборов в Литве в 2014 году.

Если раньше Даля Грибаускайте рассматривалась как политик, который при столь заоблачном рейтинге способен беспроблемно избраться на второй срок, то теперь у нее появляется настоящий, не «бумажный» соперник – лидер социал-демократов Альгирдас Буткявичюс. И настоящим его делает сама Грибаускайте.
Еще недавно казалось: ну кто, кроме нее, способен «взять» дворец на Дауканто? Уж конечно, не «enfant terrible» литовской политики Виктор Успасских. И не Роландас Паксас, которому в Литве после импичмента запретили, кажется, все, что только можно. И не Ушацкас, и не Зуокас, и уж тем более не Паулаускас, а про остальных и вовсе умолчим.

Буткявичюс хорошо играл свои роли: был и министром финансов, и министром транспорта, но всегда в тени более сильных личностей, всегда хороший исполнитель, но не инициатор.

Формально кандидатом мог бы стать Буткявичюс. Но именно формально. В Литве, переживающей кризис политического лидерства, Буткявичюса можно было назвать квинтэссенцией политика второго эшелона. В этом нет ничего обидного, в киноискусстве даже «Оскаров» дают за роль второго плана. Буткявичюс хорошо играл свои роли: был и министром финансов, и министром транспорта, но всегда в тени более сильных личностей, всегда хороший исполнитель, но не инициатор. И даже возглавив Социал-демократическую партию, он стал первым опять-таки лишь формально – де юре, на бумаге, но не де факто. Это легко объяснить: кто бы ни пришел в партии к власти после А.Бразаускаса – он в любом случае воспринимался бы как бледная копия ушедшего лидера. Андрюкайтис, Олекас, Киркилас, да кто угодно: к ним всем подходили бы с меркой Бразаускаса и, сравнив, разочарованно качали головой – не то, мельчает политик, мельчает…

Буткявичюс политиком и не был. Он им стал только сейчас, несколько дней назад, когда открыто пошел против требований Грибаускайте о фактическом изгнании из нового Сейма Партии труда и полном переформатировании правящей коалиции. Если бы не это столкновение интересов, в котором пришлось проявить характер, он был бы вечный «второй номер», рабочая лошадка, «пластилиновый» премьер – почти такой же удобный для президента, как и А.Кубилюс.

Грибаускайте хотела уничтожить в политическом смысле Виктора Успасских. Но вместо этого обладательница черного пояса по карате ставит подножку сама себе. Помимо гудящего как растревоженный улей Сейма, она получит еще и премьера с собственной политической повесткой дня. Премьера, который мог бы стать формальным главой кабинета, но вместо этого может оказаться реальным претендентом на президентское кресло.

Вадим Смирнов, политолог, директор Института балтийских исследований БФУ имени Иммануила Канта (Калининград).

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо
Sužinokite daugiau