Dabar populiaru
Sužinokite daugiau
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Анатом Андрей Сухомлинов: бальзамируя тела, я всегда помню о том, что они принадлежали живым людям

Parodos „The Human Body Exhibition“ eksponatas
Viganto Ovadnevo nuotr. / Parodos „The Human Body Exhibition“ eksponatas
Šaltinis: 15min
0
A A

"Как они осмелились надругаться над останками людей?"- "Это интересно, мы узнаем про свое тело!" Такие противоречивые мнения появились после того, как в столице появилась выставка пластинированных останков людей The human body exhibition. Интернет-пользователи ведут споры в виртуальном пространстве, пожилые люди, увидев рекламные стенды, хватаются за сердце, а дети норовят прикоснуться.

В Литве человеческие останки не пластинируют, однако нам удалось найти человека, который делал это за границей. 30-летний Андрей Сухомлинов, доктор медицинских наук, преподаватель, анатом и антрополог рассказал 15min о пластинации, ее альтернативе в Литве и пожертвовании тела после смерти.

- Сфера Ваших интересов - ауксология и пластинация. Что это такое, и как Вы с этим столкнулись?

- Это совершенно разные сферы. Ауксология - наука о росте и развитии человека. Я писал диссертацию о том, как растут дети, родившиеся в независимой Литве. А с пластинацией я столкнулся нечаянно. Когда я начал работать на медицинском факультете Вильнюсского университета, стал интересоваться, каким способ производят наши препараты. У нас применяется способ, которому более 100 лет: анатомические препараты, все тело человека или его органы обрабатываются раствором формалина. Но новейший способ - это пластинация. Ее изобрел и запантетовал Гюнтер фон Хагенс 35 лет назад

В 2008 году я поехал в Санкт-Петербург, в Международный морфологический центр. Я осмотрелся, поговорил, увидел все оборудование. Его можно купить у предприятия Г.фон Хагенса, но оно дорогое, поэтому я хотел увидеть, как это делают другие. В России есть инженер, который соединил все из того, что купил на рынке. Общая цена была в 10 раз меньше. Просто нужны хорошие руки.

- Как выглядит это оборудование, сколько стоит?

- Довольно просто: нужен холодильник, который поддерживал бы температуру -20 градусов; вакуумные насосы; специальные емкости для хранения препаратов; реактивы. Мы подсчитали, что оборудование, с помощью которого можно пластинировать голову человека, стоит около 11 000 евро. Чтобы пластинировать всего человека, нужны холодильники и емкости большего размера. Цена поднимается до 50 000 евро. Для университета это не такие уж большие деньги, однако, если есть такая лаборатория, нужно постоянно пластинировать, а у нас, к сожалению, некого.

- Как происходит пластинация? Сколько времени она длится?

- Подготовка пластината человеческого тела длится около года. Органа - несколько месяцев. Существуют четыре этапа пластинации. Первый этап - это фиксация при помощи раствора формалина. Орган или тело нужно поместить в раствор формалина. Когда приобретается окончательная форма, удаляется вода (дегидрация). После создания условий вакуума полимер - силикон замещает ацетон и оказывается внутри тела (импрегнация). И наконец - вулканизация: силикон должен затвердеть, приобрести постоянную форму.

- Все же это - человеческое тело. Как Вы себя чувствовали, когда пластинировали?

- Мы и здесь, на работе, препарируем человеческое тело. Чувствуешь уважение, работая с  бывшим ранее живым человеком. Сейчас, конечно, - труп, но когда-то он был человеком, который ел, думал, размышлял, смеялся. Только если очень углубляться в чувства, это плохо для психологического здоровья. Как и врач, придя домой, не может думать о пациентах, иначе просто можно сойти с ума.

- Знает ли человек, пожелавший пожертвовать после смерти свое тело, в каких целях будут использоваться его останки?

- Очень хороший вопрос. Человек подписывает завещание и указывает, что его тело после смерти может быть использовано в научных целях. Наша кафедра получает тело, подготавливает его, в течение определенного времени показывает его студентам, а потом или кремирует, или хоронит - как написано в завещании. Человек может подробно описать, чего хочет. Скажем, чтобы тело было только подготовлено и представлено. Может разрешить препарировать его, может указать, сколько лет можно использовать его тело. Как делает Г. фон Хагенс - я не знаю. Может, как-то похоже.

- Понимают ли люди, что их тело, разделанное каким-либо способом, может оказаться на другом конце планеты, на выставке?

- Препарированное, не разделанное (улыбается). В принципе, да, но существует множество этических вопросов к Г. фон Хагенсу. Насколько я знаю, все судебные процессы против него провалились, поскольку никто не доказал, что он делает что-то плохое, но анатомы со всего мира соглашаются, что это неприемлемо. Это - прекрасный способ пластинировать, но когда Г. фон Хагенс начал думать, что он не только ученый, но и художник, тогда и возникли вопросы.

- В Литве выставка пластинированных тел получила много отзывов: или людям это очень интересно, или очень омерзительно. Что Вы думаете об этом?

- Мое мнение неоднозначно. Как ученому, преподавателю анатомии, мне очень интересно. Я очень уважаю Г. фон Хагенса за то, что он изобрел: орган или тело можно брать голыми руками, нет никакого запаха. Г. фон Хагенс утверждает в шутку, что пластинаты можно использовать в течение 500 лет. Процесс разложения полностью остановлен. Поэтому можно принести в аудиторию и дать в руки студентам почку, сердце... Это чудесно. Но относительно таких выставок - множество юридических вопросов. Как эта выставка была привезена в Литву? Наверное, даже разрешение не было получено. Насколько мне известно, разрешения Литовского комитета по биоэтики нет,а должно быть. Возникает вопрос, почему выставка организована в торговом центре? Согласно всемирному соглашению анатомов, не стоило бы коммерциализировать останки.

- Вы, как и организаторы таких выставок, акцентируете уважение к телу. Что значит такое высказывание?

- Если ты пластинируешь для того, чтобы получить за это деньги, я бы не сказал, что это уважение. Если пластинируешь в образовательных целях, это высокая цель. На нашей кафедре используется немного другой метод бальзамирования, но мы это делаем, чтобы научить студентов. Это - высокая цель, и именно так выражается уважение.

- Владеете ли Вы какой-либо информацией о людях, которым принадлежат останки?

- У нас есть оставленные завещания, их хранит заведующая кафедрой Янина Туткувене, она общается с этими людьми. Например, узнает человек о возможности пожертвовать свое тело, приходит поговорить, ему все объясняют. А все другие, работающие в кафедре, стараются не знать. Чем больше узнаешь, тем больше будешь смотреть на труп как на человека, который раньше был живым, позволишь чувствам овладеть собой.

- Эта информация о человеке - секретная?

- Кем человек работал, как его зовут, знает только заведующая кафедрой. Только если человек не напишет в завещании, что хочет огласки. У нас были такие случаи. Год назад хоронили одну женщину, она не была против, чтобы назвали ее имя. В прессе было несколько статей. В костеле объявили ее имя, молились за этого человека, который так достойно поступил и после смерти принес пользу.

- Вы положительно оцениваете жертвующих свое тело науке, а не близким, которые могли бы их похоронить?

- В Литве действует закон, согласно которому мы можем получить человеческие останки для научных целей лишь в том случае, если человек подписывает согласие, что жертвует свое тело науке после смерти, и нотариус это подтверждает. В год мы получаем одно тело. Это очень мало. Для нормального учебного процесса нужно больше. Насколько мне известно, в Каунасе немного больше тел, но и им не хватает. Я чувствую большое уважение к человеку, который так поступает. Как бывший студент, как преподаватель, могу сказать, что невозможно научиться анатомии только из книг. В атласах все очень красиво нарисовано, но одно - посмотреть на атлас, другое - на человеческое тело. Выходит так, что наши молодые врачи, когда впервые придут в операционную, впервые увидят строение человеческого тела. Я слышал, что на этой выставке подходят и спрашивают, как можно пожертвовать тело Г. фон Хагенсу. Так хотелось сказать, что это красиво, хорошо, но наша цель более достойна - подготовить будущих медиков.

- Думали ли Вы сами о возможности подарить свое тело после смерти?

- Да, но есть один минус. Я бы не хотел бальзамировать своего коллегу или друга. Точно также было бы с моим телом. В Литве нас мало. Мы хорошо знакомы и с коллегами из Каунаса. Так, как очень редко врач оперирует своего сына, жену, так и мы не очень хотели бы бальзамировать друг друга.

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо