Dabar populiaru
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Малик и Хадиджад Гатаевы о своей разрушенной семье: Это беспредел преступников во власти Литвы

Gatajevų drama: vieniems – didvyriai, kitiems – nusikaltėliai.
LŽ nuotr. / Gatajevų drama: vieniems – didvyriai, kitiems – nusikaltėliai.
Šaltinis: 15min
0
A A

Около посольства Литвы в Хельсинки сегодня проходит пикет под девизом «Хватит уродовать судьбы детей», в котором принимают участие общественники Финляндии, представители чеченской диаспоры в этой стране, и граждане, неравнодушные к судьбе детей Малика и Хадиджад Гатаевых.

История семьи Гатаевых длится уже несколько лет. С 2009 года Гатаевы и их пятеро детей ожидают решения финских миграционных властей. Гатаевы ищут защиты в Финляндии от, как они утверждают, преследований в Литве.
В Литве эта история началась после того, как Гатаевы основали неофициальный дом опеки чеченских детей "Родная семья". Однако в июне 2009 года Каунасский суд лишил их права на опеку детей, признав их виновными в насилии над детьми и самоуправстве. За это Гатаевых приговорили к 10 месяцам тюремного заключения.
Каунасский окружной суд ужесточил это наказание до 1,5 лет тюремного заключения. После объявления этого приговора Гатаевы исчезли. Их объявили в розыск. Обращались к Финляндии с просьбой об их экстрадиции.
Правозащитники усмотрели в этом деле возможные нарушения, появились вопросы в связи с ролью служащих Департамента госбезопасности Литвы в этой истории, предполагали, что она может быть связана с российскими спецслужбами.
Специально для 15min.lt из Финляндии Малик и Хадиджад Гатаевы рассказали о своем положении, ситуации с детьми, и преследовании со стороны властей сразу нескольких государств.

- Как Вы оцениваете ситуацию, когда с детьми Вам не разрешают общаться ни в каких формах?

- Все, что происходит с  детьми, с нами, с запретами видеть детей, общаться  с ними  элементарно даже по телефону, назвать как умышленным  беспределом  со стороны  дирекции SOS Kaimas в Вильнюсе и многочисленных чиновников, начиная от Каунасской  районной администрации в лице Янины Дабашинскене, Каунасской  окружной  прокуратуры в лице Ошкутите –Урбановичене, и  заканчивая  ДГБ (Департамент государственной безопасности – прим. Авт.)  Литвы. Это просто беспредел преступников, которые  занимают должности в  разных структурах власти Литвы. В конце 2008 года,  во время  допроса, прокурор Ошкутите  -Урбановичене  в присутствии нескольких сотрудников ДГБ Литвы с ухмылкой нам открыто заявила, что «вы своих детей увидите  не скоро», а сотрудники ДГБ тем временем соревновались, пытаясь перевести ее слова на русский язык, хотя с нами присутствовал переводчик. Так что вопрос общения с детьми, как мы понимаем, был закрыт еще в 2008 году. На самом  деле несовершеннолетние дети даже не участвовали в состряпанном уголовном  деле против нас.

- Что Вы делаете, чтобы ситуация изменилась? Какими путями Вы общаетесь с детьми?

- С самого начала  ареста  в 2008 году мы с женой искали возможности общения  с  детьми, писали письма, просили друзей навещать их, просили дирекцию изолятора  Каунаса помочь с письмами, так как ни наши письма детям, ни письма от детей, мы не  получали. Даже с несовершеннолетними биологическими детьми нам удалось увидеться  только через 10 месяцев. После освобождения из изолятора  в сентябре 2009 года мы  несколько раз предпринимали попытку встретиться с детьми. Встречались с разными чиновниками из Каунасской администрации, с контролером по правам  детей Литвы  Риманте  Шилавечюте, с дирекцией  SOS Kaimas, писали многочисленные  письма  во все  инстанции Литвы, наши адвокаты  работали  над  этой  проблемой, но все  было без результатов. Было такое чувство, что мы разговаривали с железобетонной стеной. Контролер по правам детей  Риманте Шилавичюте  нам  вообще  открыто  врала, что сама  лично общалась с  некоторыми детьми. Якобы дети не  хотят нас видеть вообще, и буквально через 20 минут в ее же кабинете сотрудник  SOS Kaimas Зигмас опроверг эту  ложь, рассказав  что дети, про которых говорила  Шелавичюте, наоборот, от радости прыгали и  хлопали в ладоши, когда узнали что мы выпушены из тюрьмы.
Попытки которые мы проводим и проводили для встречи, общения и  возврата  детей, за последние три года для нас превратились в пытки, но мы и дальше намерены бороться за своих детей .

- Как юридически Вы пытаетесь вернуть опеку над детьми?

- Вопрос опеки  над детьми никогда  не стоял, и не стоит сейчас. Просто литовские  чиновники, похитив детей, сознательно мне не дают выполнять мои обязанности опекуна-попечителя детей ДДД «Родная семья». Выше я описал, какими формами я пытаюсь вернуть детей, правда остались еще две попытки - это проводить митинги перед  литовскими посольствами  во всем мире, чтобы  ваши чиновники проснулись и решили  эту  маленькую проблему. И Европейский  Суд  по правам Человека, чем  обязательно мы воспользуемся.

- Вы слышали что-нибудь о попытках России вернуть детей в Чечню, подключив международные организации? Как Вы вообще оцениваете такие попытки?

- Дети не являются моей собственностью, когда-то власти Чеченской  республики мне  доверили опеку над этими детьми, пока в нашу и так не спокойную жизнь не вмешались  сотрудники тайной полиции Литвы  (ДГБ) .
Несовершеннолетние дети являются  гражданами Чеченской республики (России).
Попытки вернуть детей на родину в Чеченскую республику появились у руководства Чечни опять же после лживых писем о якобы  проданных нами детей и  т.д. (не  хочу  даже  комментировать этот бред), после сплетен которые распространяли некоторые чеченские (ичкерийские) и литовские общественные «деятели». Как и у нас, так и у многих людей (журналистов, правозащитников и т.д. ) много вопросов к этим  «общественникам» с чьей помощью растерзали нашу семью .
О международных  организациях я ничего не слышал, но думаю, это тоже произойдет. И оттого, что «литовские  гуманитарии»  чеченских детей  «любят» больше  чем  литовских, ничего не  изменится.
Эти дети сегодня стали игрушкой в руках взрослых людей, но став совершеннолетними  они не простят им  за отобранную у них семью и детство. Дети когда-нибудь может и сами вернутся к себе на родину, но какую цену за этот билет на Кавказ заплатят простые  литовцы, не знает никто.

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо