TIESAI REIKIA TAVO PALAIKYMO PRISIDĖK
Dabar populiaru
Pažymėkite klaidą tekste pele, prispaudę kairijį pelės klavišą

В дискуссии о баскетбольном прошлом СССР с легендарными игроками политика вытеснила спорт

Sergejus Tarakanovas ir Šarūnas Marčiulionis
Juliaus Kalinsko / 15min nuotr. / Сергей Тараканов и Шарунас Марчюленис.
Šaltinis: 15min
0
A A

Что значит победа сборной СССР по баскетболу на олимпиаде в Сеуле, где играли четыре литовца, а самым результативным игроком стал Шарунас Марчюленис, для Литвы? Это победа «наша», такая же наша, как сегодня для россиян или представителей других стран, которые играли в команде? Или это победа их – «оккупантов и агрессоров»? Матчи между ЦСКА и «Жальгирисом» в те времена – это только спорт, или идеологическая борьба за независимость Литвы?

«Самая великая команда»

В среду вечером в почти полностью забитом зале одной из гостиниц в Старом городе Вильнюса прошло первое мероприятие международного клуба «Формат А-3», который привез в Литву  баскетболиста, тренера, сына легендарного тренера сборной СССР по баскетболу Александра Гомельского, знаменитого спортивного телекомментатора Владимира Гомельского и баскетболиста, олимпийского чемпиона Сеула — 1988, а ныне журналиста Сергей Тараканова. Тему организаторы обозначили как «Победы, которые нас объединяют». С литовской стороны на встрече участвовал Шарунас Марчюленис. Вел дискуссию журналист Артурас Рачас.

И, казалось бы, состав дискутирующих, первые представления, все говорило о том, что состоится встреча старых друзей, которые поговорят исключительно о славных временах баскетбольного прошлого. Однако под напором зала, дискуссия неожиданно приобрела яркий политический оттенок. Нет, слова в адрес гостей «оккупанты и агрессоры», упомянутые выше никто не кричал и даже не произносил вслух, но в зале очень хорошо чувствовалось, что для россиян баскетбол – это всего лишь баскетбол, а для литовцев – это всегда больше. Если у нас баскетбол называют второй религией, то первой политикой, да еще во времена СССР, его назвать можно.

Juliaus Kalinsko/15 minučių nuotr./Vladimiras Gomelskis
Juliaus Kalinsko/„15 minučių“ nuotr./Vladimiras Gomelskis

Перед дискуссией, которую сразу обозначили как разговор старых друзей, Владимир Гомельский позволил собравшимся насладиться его комментаторским талантом вживую. В зале запустили видеонарезку из игр сборной СССР, в которых играли литовцы.

«Вот видите, видите, Шарунас пошел вперед, ах, какая передача, если бы еще Арвидас забил», - в свойственной себе манере, эмоционально говорил Гомельский.

«Вот смотрите, в составе сразу три литовца. Так тоже было», - комментируя новый кадр, говорил он.

Гости сразу начали задавать настрой встрече, осыпая Литву и Вильнюс комплиментами. Так, Сергей Тараканов говорил, что Вильнюс для него – один из любимейших городов, который стоит в числе главных приоритетов. В свою очередь, Владимир Гомельский поделился ощущением, что для него приезд в Литву – «как отпуск».

Однако мажорный настрой российских участников буквально на первых минутах подкорректировал ведущий встречи, журналист Артурас Рачас, который после очередного упоминания слова «Прибалтика», несколько поморщившись, попросил гостей говорить «страны Балтии». 

Разное ощущение от победы

Выступления участников наглядно показало, как к одним и тем же событиям по-разному относятся в России и в Литве.

Для Владимира Гомельского та победа – «величайшая победа» «лучшей команды века». Он вообще не видит в этом вопросе национального подтекста. По его словам, в СССР очень ценилась литовская баскетбольная школа, он очень разозлился на утверждение из зала, что его отец Александр Гомельский при формировании сборной якобы отдавал предпочтение ЦСКА, и сразу перечислил капитанов-литовцев сборной СССР. Один только Модестас Паулаускас находился в этой позиции много лет, а были и другие литовцы.

В «Жальгирисе» же играли в то время не только как за клуб, но и как за страну, Родину.

Для Сергея Тараканова – это венец карьеры. Он тогда уже был ветераном и олимпиада в Сеуле была для него последней. Зал допытывался, мол, а как же, вы же ЦСКА, неужели вы не чувствовали, что в Литве – вы главное зло. С. Тараканов признался, что иногда чувствовал себя в Литве неуютно и отдавал отчет, что его здесь не любили. Особенно в Каунасе, но он всегда относился к игре за ЦСКА исключительно как к игре за ЦСКА. В «Жальгирисе» же играли в то время не только как за клуб, но и как за страну, Родину. Это был такой легальный способ показать, что Литва другая, что она не хочет быть с СССР. Все это как в российских клубах, так и в сборной понимали, но российские гости уверяли, что относились к баскетболу профессионально, без лишних эмоций. Тем более, что баскетбол – контактный вид спорта. Можно и локтем в челюсть во время игры заехать. Если это воспринимать не только как спортивный момент, то так недалеко и до кулачных боев.

Шарунас Марчюленис аккуратно обрисовал свое ощущение от победы, как «прекрасное и радостное из-за неизвестного будущего». Его расшифровал Владимир Гомельский. Оказалось, что перед олимпиадой его отца вызвали высшие спортивные чиновники и задали вопрос, какое место команда займет на Олимпиаде. Александр Гомельский ответил, что будет либо бронза, либо серебро. «Так а что нужно сделать, чтобы было «золото»?, - спрашивали его. «Мотивируйте финансово», - ответил легендарный тренер. В итоге доторговались до того, что в случае первого места, игрокам разрешат уехать из Союза играть за иностранные клубы. В общем, для Ш. Марчюлениса та победа стала трамплином за океан.

У зала же было свое мнение и ощущение. С мест прямо говорили: не надо сейчас делать вид, что вы такие добрые и хорошие, вы лукавите, и совсем недавно Сергей Тараканов, когда Россия стала Чемпионом Европы, говорил, что Литва никогда так не сможет играть, как россияне, а Владимир Гомельский, когда чемпионат проходил в Литве, открыто язвил, что Литва выступит плохо, что и произошло. В зале предлагали «не лукавить» и признать, для России это тоже во многом идеологическая борьба. На это Сергей Тараканов эмоционально отреагировал, сказав, что не мог такого говорить, а Владимир Гомельский в очередной раз разразился гневной речью, что не было никакого национального вопроса в сборной СССР, и быть не могло.

Так и разошлись участники двухчасовой дискуссии. Конечно, там были разговоры и только о баскетболе – о судействе, о техничности, про американскую «Команду мечты» образца 1992 года, о судьбе европейских игроков, уезжающих в НБА, и о многом другом, но каждая тема, нет-нет, да скатывалась опять на политику. Как в жизни.

Juliaus Kalinsko/15 minučių nuotr./`arūnas Marčiulionis ir Vladimiras Gomelskis
Juliaus Kalinsko/„15 minučių“ nuotr./Šarūnas Marčiulionis ir Vladimiras Gomelskis

 

Pažymėkite klaidą tekste pele, prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо

Dakaras 2018

Sužinokite daugiau