Dabar populiaru
Опубликовано: 29 мая 2012 08:00

Защита свидетелей: тюрьма без решетки

Laimutės Stankūnaitės advokatas Gintaras Černiauskas teigia net nežinantis, kur ji su dukra gyvena.
Irmanto Gelūno / 15min nuotr. / Последнее громкий охраняемое лицо - Лаймуте Станкунайте с переданной ей недавно дочерью..

Выяснить, сколько человек в Литве охраняют по Программе защиты свидетелей и пострадавших лиц от преступного воздействия, сколько это стоит, где и как это делается, невозможно. Все вопросы Департамент полиции оценивает как угрозу безопасности опекаемых лиц и отгораживается стеной молчания.

Должностные лица ничего не рассказывают о Программе защиты свидетелей и пострадавших лиц даже как о явлении, не  упоминая конкретные истории. Считается, что каждое невинное слово может нанести непоправимый вред, особенно после событий последних недель, когда вернувшая дочь Лаймуте Станкунайте вынуждена жить в секретном месте. Круглые сутки их охраняют сотрудники Бюро криминальной полиции.

«Кому надо, те и знают»

О том, сколько стоит охрана одного лица, можно только гадать. Считается, что содержание одного охраняемого человека стоит 30-40 тыс. литов в месяц. В эту сумму входит работа сотрудников полиции, аренда и содержание конспиративной квартиры, питание, лечение охраняемого человека, предоставление ему необходимых товаров.

Л.Станкунайте обмолвилась, что она не платит даже за продукты – все, что нужно, покупают и привозят работники охраны. Тогда женщина, боровшаяся за свою дочь, сказала, что получает государственное пособие в размере 390 литов.

По словам сотрудников Бюро криминальной полиции, нет установленных нормативов, сколько должно выделяться на одного охраняемого свидетеля. Якобы это зависит от потребностей и индивидуальной ситуации. «На одного может быть выделено 10 литов, на другого – 1000, а еще на другого -  ничего. Это государственная тайна, кому надо, те и знают», - сказали должностные лица, руководствуясь установками закона о государственных и служебных тайнах.

Никакой личной жизни

Даже адвокат Л.Станкунайте Гинтарас Черняускас не знает, как и где охраняют его клиентку. Однако он, разговаривая с еженедельником 15min, заверил, что находиться под охраной  - это не привилегия, а тяжелое бремя.

«В первую очередь, это большой дискомфорт. Ты вынужден жить с чужими людьми, ты зависишь от их правил и регламента. Самое страшное, что ты оказываешься в таком положении из-за незаконных действий других лиц, например, угроз или попыток покушения», - рассуждал Г.Черняускас.

Защитник Л.Станкунайте обратил внимание на то, что у его клиентки уже 4 года нет никой личной жизни: «Она даже не может ее создать – найти друга или мужчину. Это невозможно. Она даже в кафе сходить не может, поскольку ее возможности передвижения в одиночку ограничены, даже исключены. О спонтанном поведении можно забыть – все спланировано, согласовано до мелочей. Встречи с близкими организуются в определенных местах и только после того, как они тщательно проверены. Элементарное совершение покупок – я даже не знаю, при каких обстоятельствах оно происходит. Это секретная информация, она приравнивается к государственной тайне». 

Даже будучи адвокатом Л.Станкунайте, Г.Черняускас не знает, где она живет. «Положение клиентки я бы сравнил с чувством, когда ты оказываешься в чужой стране, во враждебной обстановке – словно нежелательные иммигрант. Тогда ты закрываешься в кругу семьи, а если и ее нет, остаешься один в четырех стенах. Ко всему этому прибавляется бремя тайны, поскольку ты ни с кем не можешь быть откровенным, не можешь рассказать, раскрыть детали своей жизни. Окружают только чужие люди, а иногда каждому хочется оказаться в частном пространстве», - сказал Г.Черняускас, не исключая того, что, возможно, Л.Станкунайте и ее дочери придется попрощаться с прошлым и создавать будущее уже новой личности, с измененными именами и фамилиями.

Секретность мешает прозрачности

Заведующий кафедрой Уголовного процесса университета им. Миколаса Ромериса, профессор Раймундас Юрка, написав научную работу об охраняемых лицах, утверждает, что в Литве правовое регулирование, связанное с защитой лиц, является достаточно профессиональным.

Литовцы, создавая программу защиты свидетелей и пострадавших, опирались на опыт США.

«Виды защиты от преступного воздействия, обстоятельства и порядок определены законом. Поэтому для меня странно, что полиция боится об этом говорить. Точно так же я не понимаю, зачем скрывать число лиц, которых охраняют с 1996 года, когда была подтверждена программа защиты свидетелей, и размер средств, которые ежегодно выделяются на эту программу», - удивлялся профессор.

Из-за такой секретности сложно контролировать, как используются деньги налогоплательщиков. «Ведь были случаи, когда не по назначению использовались квартиры, предназначенные для защиты свидетелей», - заметил Р.Юрка, вспомнив нашумевшую историю о секретной квартире в Вильнюсе, а которой жили не охраняемые государством свидетели, а тогдашний комиссар полиции Витаутас Григаравичюс.

Пластическая операция – крайность

Согласно законам, Программа защиты свидетелей и пострадавших от преступного воздействия включает в себя не только свидетелей и пострадавших, но и других участников уголовного процесса: экспертов, специалистов, переводчиков, подозреваемых, оперативных работников, следователей, прокуроров, судей, членов их семьи и родственников, также других лиц, связанных с оперативной деятельностью системы внутренних дел. Свидетелей и пострадавших охраняют в тех случаях, когда  есть достаточно данных о том, что членов их семьи или родственников хотят убить, использовать против них насилие или испортить их имущество, совершить преступные действия. Мотивированное решение о необходимости защиты свидетелей или пострадавших принимает следователь, прокурор или суд.

Меры защиты могут быть различными – от физической охраны лица и его имущества, выдачи разрешения на хранения оружия до изменения личности и пластической операции.

«Пластическая операция стоит очень дорого, но это – крайние меры. Это уже вопрос не денег, а решительности человека, психологической подготовки», - убежден Р.Юрка.

Получить информацию о средствах, которые выделяются на содержание охраняемого человека, ему также не удалось. Однако считается, что в Литве нет установки, согласно которой человеку нужно обеспечить такой уровень жизни, какой у него был до того, как его стали охранять. Такой порядок действует в Италии.

«Систему критикуют, потому что это стоит государству огромных денег. Однако порядок не меняется, поскольку он помогает бороться с мафией и различными преступными группировками: если показания свидетеля могут предопределить успех серьезного дела, расходы оправдывают себя», - подытожил Р.Юрка.

Молчит, потому что охраняет Литву

Бывший председатель парламентского комитета по национальной безопасности и обороне, сейчас руководитель и владелец предприятия Ekskomisarų biuras Альвидас Садяцкас подчеркнул, что во всем мире, особенно в США, охрана лиц чаще всего связана с организованной преступностью, когда определенная преступная группировка сосредотачивается против человека, который вызывает угрозу своими возможными показаниями.

«Находиться под охраной – это большое неудобство, существенно меняющее жизнь человека, привычки, отрицательно влияющее на эмоции и душевное состояние. Ограничения очень строгие. Сколько может это длиться – месяц, два? А если несколько лет: в Литве были случаи, когда охраняемое лицо начинало сквозь пальцы смотреть на указания работников охраны, нарушать установленный порядок. И выпить хотелось, и сбежать….» - вспомнил А.Садяцкас.

О размере средств, которые выделяются на защиты свидетелей и пострадавших, даже разговоров быть не может. «Поверьте, соответствующим иностранным государствам эти данные очень интересны. По этим цифрам можно судить о возможностях Литвы. Много кто заинтересован в том, чтобы проанализировать возможности наших спецслужб и правоохранительных учреждений, поэтому информация, связанная с Департаментом государственной безопасности и оперативной деятельностью, точно не может быть публичной», - сказал А.Садяцкас.

Исчезнуть можно и в Литве

Бывший генеральный комиссар полиции В.Григаравичюс в интервью 15min не стал говорить  об использованной не по назначению квартире, предназначенной для свидетелей, но согласился немного рассказать о программе защиты свидетелей и пострадавших.

- Одна из самых секретных спецслубж США – служба маршалов США, осуществляющая программу защиты свидетелей, сообщает об определенных результатах своей работы. Почему Департамент полиции Литвы не предоставляет об этом никакую информацию?

- Защита свидетелей и пострадавших – это деятельность, регламентируемая законом. Много что в этой службе засекречено, поэтому об этом достаточно трудно говорить.

- Однако разве могут принести реальный вред всего две цифры – сколько лиц охраняли с момента вступления программы в силу и сколько средств ежегодно выделяется на программу?

- Если мы  бы раскрыли цифры, отчасти мы бы раскрыли масштаб программы. Могу сказать, что это достаточно дорого. Подумайте: аренда помещений, их нужно менять, охраняемое лицо нужно возить, лечить, учить, устраивать на работу и т.д.

- Неужели государство принимает ответственности за охраняемого человека до конца его жизни?

- Точно нет. Со временем ему или всей его семье помогают адаптироваться в выбранной обстановке – необязательно в Литве. В течение определенного времени человек разучивает местный язык, специальность, если нужно. Все это делается на средства государства. Потом семья или лицо начинает жить самостоятельнее: устраивается на работу, получает доход, и размер государственного пособия постоянно уменьшается. Приходит время, когда человек начинает сам себя содержать, государственные финансовые инъекции прекращаются. Уменьшается и электронная защита, хотя, конечно, человека или семью контролируют другими способами. Но, в конце концов, человек начинает жить полноценной жизнью. Но для этого нужно много времени, это долгий процесс, зависящий от способностей человека, от размера угрозы – уменьшается ли она, остается ли стабильной. Бывают случаи, когда защита полностью прекращается.

Но даже в таком случае могут возникнуть проблемы. Человек, которого охраняли в течение долгих лет, может чувствовать страх, что о нем никто не заботится. Кроме того, если должностные лица не меняются, они становятся друзьями, появляется психологическая связь, а однажды все узы приходится разорвать. Это тоже трудно.

- Учитывается ли статус охраняемого лица и его доходы?

- Не имеет значения, жил человек финансово хорошо или плохо. Все по возможностям государства. В бюджете предусмотрены средства, создается смета, по ней и живут. Бывает и так, что охраняемое лицо живет лучше, чем до того, как его стали охранять, а бывает, что условия ухудшаются. Но каждый соглашается с  условиями государства, поскольку хочет жить. А государство обеспечивает условия, какие может. В моей практике были случаи, когда не хватало средств. Тогда нужно обращаться к правительству, оно из резерва выделяет дополнительное финансирование. Никто ведь не знает, сколько человек придется охранять: сколько в этом году, сколько в следующем? Может, ни одного, а может, появятся семь семей.

- По каким критериям устанавливается, кого нужно охранять, а кого нет?

- Бывают различные ситуации. Возможно, лицо участвует в досудебном расследовании, как участник процесса – может, пострадавший, или подозреваемый, или важный свидетель. Могут охраняться и подозреваемые, согласившиеся сотрудничать с правоохранительными органами, решившие дать важные показания, как в деле Хенрикаса Дактараса.

- Как выбирается модель защиты? Изменение личности кажется убедительным, а пластическая операция звучит, как из области фантастики.

- Учитываются потенциальные угрозы. Все, что предусмотрено законом, реально. Это не массовое явление. Если бы понадобились эти крайние меры, нашлись бы и средства.

- Принимались ли в Литве такие меры, как пластическая операция?

- Не скажу.

- Можно ли оставаться в безопасности в Литве?

- Примеры есть – и не один. На самом деле возможно. Правда, в таком случае намного проще охранять одного человека, но бывает, что нужно охранять всю семью. Семья – определенный балласт, который может вызвать дополнительные непредусмотренные проблемы. Дети, школа или детский сад, поликлиника – появляется много угроз.

- Как решаются ситуации, когда у охраняемого лица есть обязательства, скажем, кредит в банке? Его тоже покрывает государство?

- Все проблемы, возникающие по имущественным вопросам, решаются на основе договоренности всех сторон, после консультаций с юристами и т.д. Охраняемое лицо может участвовать в процессах, оно доступно, но в определенных случаях его стирают из общества, из регистров. Его словно нет. Он пропал. Все. А на самом деле он живет, его охраняет государство, поддерживаются ежедневные потребности – и работа, и учеба.

Программа защиты свидетелей и пострадавших своей эффективностью доказала, что она необходима: раскрывается много преступлений, сохраняются человеческие жизни. Многие государства используют ее в течение многих лет. Литва является относительно безопасным государством, нет проблем с мафией или бандами, как в Италии, США, Колумбии или Венесуэле. При надобности государства сотрудничают между собой, партнеры за границей помогают охраняемым лицам интегрироваться в обществе, находят работу и т.д.

Секреты обескураживают

Стасис Шядбарас, председатель парламентского комитета по вопросам права и правопорядка:

«Я всегда говорил, что общая годовая сумма, выделенная на защиту свидетелей или пострадавших лиц, не должна быть государственной тайной, но Департамент полиции мне объяснил, что исходя из этой суммы, кто-нибудь сможет подсчитать, сколько человек сейчас охраняют. Но для меня и эта цифра не выглядит тайной. Я не думаю, что это сможет навредить досудебному расследованию или кому-либо из охраняемых лиц.

Однако, если честно, мы не хотим много говорить на эту тему и углубляться в нее, чтобы не быть неправильно понятыми. Я точно знаю, что услуга по защите лиц очень дорого стоит, поэтому она предоставляется только в исключительных случаях. В случае Л.Станкунайте была назначена охрана, сейчас уже сменено место жительства, совершенно ясно, что со своими фамилиями ни она, ни девочка в Литве жить не могут».

Самые известные охраняемые лица - преступники

Охраняемое лицо обязано подписать договор о том, что он соглашается с принимаемыми мерами безопасности и обещает не предавать огласке информацию об этом. Если человек нарушает договор, охрана ему больше не предоставляется. Однако в Литве делали и исключения. Это произошло, когда в 2004 году был задержан обвиняемый в совершении тяжких преступлений Йонас Белскис, по кличке Сенялис. Он согласился сотрудничать с полицией. На основе показаний Й.Белскиса за решеткой должен был оказаться Хенрикас Дактарас. Выдавшему преступников Й.Белскису грозил приговор бывших сообщников.

По неподтвержденным данным, Й.Белскиса возили из одной принадлежавшей полиции квартиры в другую, потом он вернулся в свой роскошный дом в Каунасе. В апреле 2006 года охраняемый Й.Белскис оттуда сбежал. Через три месяца мужчина был задержан в России, в Санкт-Петербурге. Выяснилось, что он сбежал из Литвы, воспользовавшись документами другого лица.

Когда Й.Белскис вернулся в Литву, его по-прежнему охраняли. Для него сделали исключение, поскольку показания этого человека были невероятно важны.

До сих пор дольше всего – более 10 лет – в Литве охраняли бывшего члена Вильнюсской бригады Виктораса Акманавичюса, по прозвищу «Горбатый». Он проходил по нескольким делам. На заседания В.Акманавичюса сопровождали вооруженные должностные лица в масках. Показания В.Акманавичюса помогли посадить на скамью подсудимых лидеров Вильнюсской бригады. За сотрудничество ему назначили только исправительные работы.

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо

Naujienos

15min tema Verslas

Dveji Lietuvos metai: algos augo 20 procentų, bet tai lėmė ir darbo jėgos trūkumas

Aktualu

Povilo Urbšio sėkmė: 2,3 tūkst. eurų vertintą žemę pardavė už 143 tūkst. eurų

Aktualu

Vytautas Plečkaitis: Kodėl Rytų Europa labiau myli JAV prezidentą D.Trumpą nei Vakarai

Aktualu

D.Tuskas: ES viršūnių nepaprastasis susitikimas dėl „Brexit“ įvyks lapkričio 25 dieną

Aktualu

Kaip juda Lietuvos sporto universiteto reorganizacija?

Verslas

LRT tyrimas. Registrų centras padovanojo lietuvišką mobilųjį parašą estams – užnugaryje šmėžuoja skandinavų bankai

„Eurolygos diena“: ar „Žalgiriui“ pavyko pakeisti į Barseloną išvykusį K.Pangosą? (1/4)

Aktualu

Prezidentė atleido neblaivią vairavusią Panevėžio teisėją G.Kazilionienę

Vardai

Ineta Stasiulytė ir Deividas Meškauskas atskleidė spalį gimusios dukros vardą

24sek

Kęstutis Kemzūra: „Mindaugui Kuzminskui reikia susitvarkyti su psichologija“

Aktualu

Pagrindiniai „Brexit“ susitarimo projekto akcentai 

Vardai

15 kilogramų priaugusi Natalija Bunkė: „Dabar toks etapas. Turbūt... per gerai gyvenu!“

24sek

„Žalgirio“ pasiūlymą turėjęs „Ryto“ skriaudikas vilniečiams pasiuntė žinutę

Pasaulis kišenėje

Požeminė Europa: neįtikėtinus vaizdus slepiantis „Didysis kanjonas“ po žeme

Gazas

Kur pasislėpusi „Porsche“ automobilių užvedimo spynelė?

24sek

Žvėriška LeBrono Jameso naktis pažymėta istoriniu pasiekimu

Vardai

„Dydžio (r)evoliuciją“ laimėjo Vitalija Jonikytė: dirbti į fabriką Norvegijoje jurbarkiškė nebegrįš

Vardai

83 kg sverianti „Dydžio (r)evoliucijos“ nugalėtoja: „Gyvenime buvau per stora, projekte – per plona“

Aktualu

Lietuvoje gyvenantiems užsieniečiams – lengvesnė įvaikinimo tvarka

Aktualu

D.Trumpas atleido Baltųjų rūmų patarėją, išsakiusią abejonių dėl JAV pirmosios ponios

Naujienos

15min tema Verslas

Dveji Lietuvos metai: algos augo 20 procentų, bet tai lėmė ir darbo jėgos trūkumas

Aktualu

Povilo Urbšio sėkmė: 2,3 tūkst. eurų vertintą žemę pardavė už 143 tūkst. eurų

Aktualu

Vytautas Plečkaitis: Kodėl Rytų Europa labiau myli JAV prezidentą D.Trumpą nei Vakarai

Aktualu

D.Tuskas: ES viršūnių nepaprastasis susitikimas dėl „Brexit“ įvyks lapkričio 25 dieną

Aktualu

Kaip juda Lietuvos sporto universiteto reorganizacija?

Verslas

LRT tyrimas. Registrų centras padovanojo lietuvišką mobilųjį parašą estams – užnugaryje šmėžuoja skandinavų bankai

„Eurolygos diena“: ar „Žalgiriui“ pavyko pakeisti į Barseloną išvykusį K.Pangosą? (1/4)

Aktualu

Prezidentė atleido neblaivią vairavusią Panevėžio teisėją G.Kazilionienę

Vardai

Ineta Stasiulytė ir Deividas Meškauskas atskleidė spalį gimusios dukros vardą

24sek

Kęstutis Kemzūra: „Mindaugui Kuzminskui reikia susitvarkyti su psichologija“

Aktualu

Pagrindiniai „Brexit“ susitarimo projekto akcentai 

Vardai

15 kilogramų priaugusi Natalija Bunkė: „Dabar toks etapas. Turbūt... per gerai gyvenu!“

24sek

„Žalgirio“ pasiūlymą turėjęs „Ryto“ skriaudikas vilniečiams pasiuntė žinutę

Pasaulis kišenėje

Požeminė Europa: neįtikėtinus vaizdus slepiantis „Didysis kanjonas“ po žeme

Gazas

Kur pasislėpusi „Porsche“ automobilių užvedimo spynelė?

24sek

Žvėriška LeBrono Jameso naktis pažymėta istoriniu pasiekimu

Vardai

„Dydžio (r)evoliuciją“ laimėjo Vitalija Jonikytė: dirbti į fabriką Norvegijoje jurbarkiškė nebegrįš

Vardai

83 kg sverianti „Dydžio (r)evoliucijos“ nugalėtoja: „Gyvenime buvau per stora, projekte – per plona“

Aktualu

Lietuvoje gyvenantiems užsieniečiams – lengvesnė įvaikinimo tvarka

Aktualu

D.Trumpas atleido Baltųjų rūmų patarėją, išsakiusią abejonių dėl JAV pirmosios ponios

Vardai

Ypatingos

07:22
06:20

Gera keliauti kartu

Konferencija „Žiniasklaida rytoj“

Ko reikia šiuolaikiniam pirkėjui?

Sveikata

Mamos prieš meningokoką

Būk nesustabdoma