Dabar populiaru
15min be reklamos
Publikuota 2022 09 22, 20:18

Вечный зов пропаганды: «Запад не осудил Прибалтику за режим апартеида»

В социальных сетях распространяется очередное сообщение, в котором страны Балтии обвиняются в реализации, в отношении, русских, режима апартеида. Однако подобные сравнения не имеют под собой достаточных фактических и юридических оснований.
Apartheidas Pietų Afrikoje
Apartheidas Pietų Afrikoje / AFP/„Scanpix“ nuotr.

И опять, и снова про «апартеид для русских»

В распространяемом сообщении говорится:

«Но объясните, в таком случае, почему после 1991 года, когда Горбачев и Ельцин сделали в России все, что вы хотели, и даже больше того, о чем вы могли бы мечтать в СССР, - Прибалтика ввела для русских статус "неграждан", узаконив апартеид, а западный мир, который обязан был после этого ввести против нее санкции, как некогда против ЮАР, вежливо промолчал, и даже поаплодировал, приняв ее в ЕС и НАТО?

Ведь тогда не было никакого Путина, никакого Крымнаша.

Русские были добрые, светлые и пушистые.

Русские вообще не были русскими, а были дорогими россиянами.
Так почему же официальный апартеид против них в это время все равно встретил полное понимание свободного мира, а?

Есть что сказать в ответ?
Нечего сказать в ответ»
.

Апартеид направлен на разделение общества по расовому признаку

Политика апартеида реализовывалась властями Южно-Африканской республики (ЮАР) с 1948-го по 1994 год, в период нахождения у власти Национальной партии.

Базовый принцип апартеида: обеспечение раздельного проживания и раздельного развития рас.

Акт о Регистрации населения 1950 года (Population Registration Act) делил все население на три основных группы, по расовому признаку: банту (все черные африканцы), цветные («смешанные») и белые. Впоследствии индийцев и пакистанцев выделили в четвертую группу.

Каждая из этих групп должна была существовать и «развиваться» отдельно.

В частности, речь шла не только об отдельном проживании, но и о разных, существующих параллельно, системах образования.

Так, с 1953 года было введено раздельное обучение по расовому признаку, а в 1959-м созданы отдельные университеты для черного, цветного и индийского населения, а в уже существующие университеты новый прием чернокожих студентов был запрещен.

Принцип «раздельного проживания и развития» распространялся также и на частную жизнь.

С 1949 года были запрещены межрасовые браки, с 1950-го – установлена уголовная ответственность за сексуальные отношения с представителем иной расы («Закон № 21 о безнравственности»).

Впоследствии правительство Национальной партии довело эту политику до логического завершения, начав выделять из территории ЮАР независимые государства для черных-банту, более известные как бантустаны.

Их независимость, однако, другие страны не признавали.

Первым бантустаном, официально отделившимся от ЮАР, стал Транскей.

Чернокожие, получившие гражданство бантустана, лишались гражданства ЮАР.

При этом основой всего законодательства апартеида были именно расовые различия и расовая принадлежность.

„Baltic Institute of Advanced Technology“ nuotr./Pasas
„Baltic Institute of Advanced Technology“ nuotr./Pasas

Литва: ни апартеида, ни даже негражданства

В отличие от ЮАР, ни в одном балтийском государстве никогда не было законов, предполагавших «раздельное проживание» для различных расовых, этнических или этноконфессиональных групп.

Базисом современного законодательства о гражданстве Литовской Республики является закон 1989 года, который, в частности, предоставлял гражданство «другим лицам», «которые до даты вступления в силу настоящего закона постоянно проживали на территории Республики и имеют здесь постоянное место работы или постоянные легальные средства к существованию.

Эти лица свободно принимают решение о гражданстве в течение двух лет с момента вступления в силу настоящего закона».

Это позволило переселенцам периода советской оккупации получить гражданство без натурализации, по так называемому «нулевому варианту».

Усмотреть здесь какие-то сходства с политикой апартеида не представляется возможным.

„Reuters“/„Scanpix“ nuotr./Latvijos pilietybė
„Reuters“/„Scanpix“ nuotr./Latvijos pilietybė

Неграждане – неопределившиеся граждане СССР

В Эстонии и Латвии существует институт негражданства (хотя в каждой стране у него есть определенные особенности).

В Латвии соответствующий закон не предполагает каких-либо преимуществ или разделения по этническому, расовому или конфессиональному признаку.

Гражданство Латвии имеют те, кто имел его 17 июня 1940 года, и их потомки.

Подобная норма основывается на фундаментальном для Латвийской Республики принципе ее непрерывного существования де-юре, исходя из которого пребывание в составе СССР рассматривается как период советской оккупации.

Соответственно, лица, переехавшие в Латвию в этот период, являются переселенцами времен оккупации и прав граждан не имеют.

С учетом того, что число таких граждан СССР было весьма значительным, и многие из них большую часть жизни прожили в Латвии (некоторые – здесь родились), то для них был предусмотрен компромиссный переходный статус – статус негражданина.

Неграждане могут получить либо латвийское гражданство (пройдя процедуру натурализации), либо – российское.

Де-юре они являются неопределившимися гражданами СССР.

Кроме того, политика Латвийской Республики в целом направлена не на консервацию разделения общества – в частности, сохранение двух параллельных систем образования – а на максимальную интеграцию на основе латышского языка как единственного государственного.

При этом с 1 января 2020 года дети неграждан получают латвийское гражданство автоматически (если их родители не выбирают для них иное подданство).

Это означает, что институт негражданства окончательно приобрел статус временного или переходного правового механизма, и в будущем неизбежно исчезнет.

„Wikipedia.org“ nuotr./Estijos pasas
„Wikipedia.org“ nuotr./Estijos pasas

Эстония требует от своих неграждан меньше, чем от других иностранцев

Правовые нормы Эстонской Республики, в этом отношении, во многом похожи на латвийские.

Но здесь положение неопределившихся граждан СССР регулируется не особым актом, а Законом об иностранцах.

При этом, в сравнении с другими иностранцами и апатридами, для переселенцев периода советской оккупации даже установлены определенные льготы.

Так, статья 232 устанавливает условия предоставления постоянного (долговременного) вида на жительства, однако от выполнения некоторых требований освобождают «иностранца, который поселился в Эстонии до 1 июля 1990 года, фактически жил и живет в Эстонии и не уехал отсюда в какую-либо другую страну, а его проживание в Эстонии не вредит интересам Эстонского государства».

При этом дети неграждан до 18 лет могут получить эстонское гражданство без сдачи экзаменов.

Memorialinė lenta, primenanti apie „Šeštajame rajone“ PAR vyriausybės vykdytą apartheidą/ Šv. Morkaus bažnyčia Keiptaune
Memorialinė lenta, primenanti apie „Šeštajame rajone“ PAR vyriausybės vykdytą apartheidą/ Šv. Morkaus bažnyčia Keiptaune

В целом, можно указать на следующие отличия политики балтийских государств от политики апартеида в Южно-Африканской республике:

- в Литве в принципе не было никаких ограничений на получение гражданства, и поэтому говорить о «Прибалтики» в целом – уже некорректно;

- институт негражданства в Латвии и Эстонии обусловлен последствиями советской оккупации и является компромиссной мерой, позволяющей переселенцам периода оккупации остаться жить в этих странах и постепенно интегрироваться.

Русские и русскоязычные, имевшие гражданство до 1940 года, никаким ограничениям не подвергались. В ЮАР чернокожее население лишалось гражданства Южно-Африканской республики, получая взаимен гражданство «хоумлендов»;

- статус негражданина никогда не был связан с расовой, этнической, конфессиональной или языковой принадлежностью, а определялся исключительно отсутствием у постоянных жителей (или их предков) гражданства Латвии или Эстонии до 1940 года, в то время как в ЮАР определяющая была именно расовая принадлежность;

- статус негражданина по определению является временным, до того момента, пока его носитель не перейдет в гражданство РФ, или не получит, пройдя натурализацию, гражданство Латвии или Эстонии;

- если политика апартеида в ЮАР была направлена на максимальное отделение друг от друга различных расовых сообществ, вплоть до создания отдельных государств, то политика Латвии и Эстонии, наоборот, направлена на формирование единого общества и преодоление двухобщинной системы;

- ни в Латвии, ни в Эстонии статус негражданина более не присваивается, в перспективе этот институт неизбежно исчезнет.

Очевидно, что приравнивание института негражданства в Латвии и Эстонии к апартеиду в ЮАР не имеет под собой каких бы то ни было фактических оснований, и может быть определено как пропагандистская манипуляция.

Публикация была подготовлена порталом 15 min в сотрудничестве с Facebook, с целью пресечения распространения в социальной сети вводящих в заблуждение новостей. Подробнее о программе и ее правилах - здес

Norėdamas tęsti – užsiregistruok

Pranešti klaidą

Sėkmingai išsiųsta

Dėkojame už praneštą klaidą
Parašykite atsiliepimą apie 15min