Dabar populiaru
Sužinokite daugiau
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Обещание администратора Snoras Н.Купера: 3,5 миллиарда литов вернутся

Neilas Cooperis sutiko duoti išskirtinį interviu 15min.lt žurnalistams
Irmanto Gelūno / 15min nuotr. / Нейл Купер
Šaltinis: 15min
0
A A

Самый большой вызов, с которым в Литве пришлось столкнуться администратору банка Snoras Нейлу Куперу, - тенденциозно формируемое общественное мнение.

В интервью еженедельнику 15min Н.Купер рассказал, как у него получается продавать имущество обанкротившегося банка, искать пропавшие миллиарды, почему средняя зарплата работников банка выше, чем до банкротства, и кто оплачивает его поездки.

- Вы и представляемая вами компания были вовлечены в банкротство Snoras с первых дней. Когда Вы брались за эту работу, догадывались ли Вы о том, что Вас ждет в Литве?

- Мне трудно комментировать, почему Литва обратилась ко мне, чтобы выполнил эту работу. Я за нее не боролся  и эту работу не искал. У Литвы была проблема, для решения которой не хватило опыта местных людей. Если мне удастся решить эту проблему, в Литве накопится намного больше опыта, и если такой кризис повторится, не понадобится искать помощь за границей.

- В Ваш адрес звучало немало критики, однако публично Вы на нее отвечали достаточно редко. Может, поэтому у людей складывается впечатление, что у Вас есть, что скрывать?

- Есть желтая пресса, которая не заинтересована в получении фактов. Один редактор сказал моему коллеге, что правда читателям неинтересна. Такой взгляд неприемлем. Вы всегда опирались на факты, поэтому я согласился с вами побеседовать.

- Давайте поговорим о фактах. Когда было начато дело о банкроте, в банке работали 1397 сотрудников, а их годовой фонд зарплаты составлял 55,8 млн. литов. В 2012 г. на зарплаты работникам банка было потрачено 33,8 млн. литов, хотя их осталось менее трети. Средняя зарплата работника Snoras до закрытия составляла 3,3 тыс. литов, а после закрытия банка эта сумма выросла до 13,5 тыс. литов. Как это объяснить?

- Могу ясно сказать, что ни одному работнику не поднимали зарплату. Впечатление, что на деньги кредиторов идет пир во время чумы, неверно.

Был период, когда зарплаты работников выросли, поскольку были выплачены выходные пособия. Люди получали тройные зарплаты. Отсюда и берутся цифры, но они не отражают реальность.

Мы должны помнить и то, не осталось сети отделений банка, поэтому нет уборщиц  или работников банковских подразделений. Пропало нижнее звено, поэтому средняя зарплата немного увеличилась.

- По имеющимся у нас данным, банк Snoras до закрытия на услуги транспорта, почты, связи, IT в год тратил 7,1 млн. литов. В Вашем отчете указано, что на связь и IT вы потратили 8,8 млн. литов. Почему расходы закрытого банка не только не сократились, но и увеличились?

Я не знаю, понимали ли регулирующие учреждения, что такое Snoras на самом деле. Сомневаюсь.

- Часть людей из отдела коммуникации в Snoras не работают, поэтому расходы видны яснее. Раньше они отражались в фонде зарплат.

Основная цена IT – это плата за лицензии. Мы должны сохранить почти все лицензии, которыми и раньше пользовался Snoras, чтобы должны образом вести бухгалтерию. У нас нет столько компьютеров, но система не работает так, что с уменьшением числа компьютеров на 25%, на столько же сокращается плата за лицензии.

- В представленном в мае отчете о деятельности Snoras указывается, что до сих пор на ликвидацию банка потрачено 227 млн. литов: 67 млн. - прямые расходы деятельности, а 160 млн. – расходы, не связанные с деятельностью банка, из которых 115,5 млн. литов заплачены консультантам. Согласитесь, это немаленькая сумма.

- Если бы вы сравнили этот случай с другими похожими процессами закрытия банков, вы бы убедились, что цена ликвидации Snoras намного меньше. Вся информация передается Комитету кредиторов, а он расходы контролирует очень осторожно. Время консультантов считается не по часам, а по минутам.

Имущество Snoras было в 40 различных юрисдикций. Эта проблема  намного сложнее и дороже. Я не знаю, понимали ли регулирующие учреждения, что такое Snoras на самом деле. Сомневаюсь. Кредиторы банка принадлежали 53 различным юрисдикциям. Более 50% кредиторов, которым еще не заплачено, находятся за границей.

Мы должны ликвидировать большой международный банк. Имущество будет возвращено двумя основными способами – собирая выданные кредиты и принимая правовые меры по ликвидации нечестных договоров. Есть и другое имущество. Здание, в котором сидим, или роскошные автомобили.

В списке кредитов было более тысячи задолженностей. И ими нужно эффективно управлять. Мы в любое время можем за более низкую цену превратить долги в деньги, но это было бы глупо. Нынешние расходы на администрирование, по сравнению с  этими долгами, небольшие.

- Но многие требования вряд ли можно считать перспективными. Хотя бы желание отсудить у бывшего владельца Snoras Владимира Антонова 1,7 млрд. литов.

- Сомневаюсь, что у В.Антонова есть 1,7 млрд. литов. Несмотря на решение Лондонского суда, он до сих пор не раскрыл свое истинное материальное положение. Через несколько недель должно пройти заседание, во время которого уточнят, как он должен это сделать.

Идут судебные процессы в Швейцарии. Мы ведем переговоры с FINMA (Учреждение по контролю над финансовым рынком Швейцарии – прим. ред.), чтобы мы могли сами выполнять правовые действия, поскольку мы более заинтересованы, и лучше разбираемся в конкретной ситуации, чем государственное учреждение.

- В отчете указано, что к 31 марта 2012 года Snoras удалось вернуть 1,5 млрд. литов. Однако администрирование банка уже стоило 227 млн. литов. Это 15% вернувшейся суммы. Как Вы думаете, какие суммы реально вернуть кредиторам Snoras и сколько это в конце концов будет стоить?

- Думаю, Snoras удастся вернуть от 3,5 до 4,5 млрд. литов. Важный вопрос – когда? Во всем мире судебные тяжбы затягиваются.

Помимо этого, расходы администрирования уменьшаются. Когда мы устраивали совещания работников банка перед собранием кредиторов, в них участвовало более 40 человек. Сейчас не нужно и 4. 

Еще один миф, который хочу развеять. Начав работу, я всегда придерживался правила не нанимать консультантов за границей, если ту же работу могут выполнить  литовские профессионалы. Хочу оставить как можно больше профессионалов, у которых был бы опыт с управлением таких кризисов.

Мы не можем потратить  больше, чем установил Комитет кредиторов. Сейчас мы не тратим даже половины предусмотренных денег.

Что касается моих личных расходов. Да, иногда я лечу бизнес-классом, иногда на Ryanair, но всегда за себя плачу сам. У кредиторов Snoras нет ничего общего с этими расходами (месячная зарплата  Н.Купера – 100 тыс. литов, прим. ред.).

- Много дискуссий вызвала продажа имущества Snoras. Сами Вы довольны суммой, полученной за киоски Snoras и банкоматы? Вот 102 банкомата проданы всего за 253 тыс., хотя рыночная цена одного банкомата – 25 тыс. литов?

- Технологии очень дорогие, когда в них инвестируешь, но произведенный продукт быстро дешевеет и становится вчерашним днем. Мы не получили всю цену банкоматов, но мы и не надеялись ее получить. В Великобритании нам пришлось бы еще доплатить, чтобы их демонтировать.

По поводу киосков Snoras, которые были проданы Lietuvos paštas, я  не хочу углубляться в детали, но желающих их приобрести было не так уж и много.

- Но есть и более привлекательное имущество. Как обстоят дела с продаваемым банком Finasta?

- В случае Finasta у нас есть 6 предложений, среди участников идет конкуренция. Мы очень хорошо понимаем, какова рыночная стоимость Finasta. Если получим подходящее предложение, мы примем его.

Среди заинтересованных лиц есть и такие, кто действует через оффшорные страны. Мы предполагаем, что за этими компаниями стоят граждане России. Думаю, им будет сложнее получить разрешение от Банка Литвы приобрести Finastа, чем другим.

- Бывшие владельцы Snoras сказали, что вы не предприняли никаких мер по поискам денежных средств банка с корреспондентных счетов в банке «Инвестбана». Так же вы не предприняли никаких действий по поводу незаконного отчуждения  40% акций того же «Инвестбанка», которые были заложены Snoras за кредит. Упоминается, что в Москве уже пропали кредиты, который выдал Snoras, в размере 340 млн. литов. Интересовались ли Вы имуществом Snoras в России?

- Мы работаем в России и на Украине. Я точно не могу утверждать, что вернуть деньги этих юрисдикций легко. Но это возможно. Часть имущества в России  мы вернули, сейчас у нас есть имущество, которое мы будем пытаться продать на Украине. У нас были судебные споры в судах Украины, они пока что не были благоприятны для нас.  Все это постоянно обсуждается в Комитете кредиторов без шумихи в прессе.

- Сейчас вы ищете покупателя компании Snoras media, которая владеет 33% акций Lietuvos rytas. Гладко ли проходит этот процесс?  

- Владельцы большей части акций  Lietuvos rytas изъявили желание приобрести акции Snoras media, но на указанных ими условиях. Видно, они считают, что направленная против нас кампания лжи поможет им достичь этой цели. Правда, я даже не знаю, или это давление на нас, или на других потенциальных покупателей Snoras media, которым показывают, чего можно ждать в будущем. Это ваша тактика СМИ, которую я до конца не понимаю.

Банк Snoras на самом деле был хорошим. Но за банком, который успешно работал в Литве, еще были международные финансовые операции акционеров Snoras с российскими деньгами сомнительного происхождения.

- Начато дело о банкроте ЗАО Snoras development, хотя компания в 2011 году работала прибыльно. Почему? Что ждет компанию Snoro lizingas, которая останется  без финансового тыла?

- Банкротство ЗАО Snoras development было моим решением. Так мы хотели вернуть часть стоимости банку Snoras.

Snoro lizingas до сих пор связывают со Snoras, хотя это отдельная компания. Она работает прибыльно, и новый владелец сможет делать дополнительные инвестиции, чтобы прибыль была еще больше. Кроме этого, у этой компании есть значимые кредиты, полученные от Snoras, этот вопрос мы пока не поднимали, чтобы компания могла успешно работать.

- Бывшие акционеры Snoras В.Антонов и Р.Баранаускас не раз утверждали, что после того, как деятельность банка была остановлена, они могли помочь эффективно управлять финансовыми потоками банка, но от их помощи отказались.

- Было бы невероятно, если бы после того, что акционеры сделали этому банку, им позволили бы и дальше принимать решения, касающиеся его судьбы. Пока что я не могу раскрыть все, но со временем люди в этом убедятся сами.

Банк Snoras на самом деле был хорошим. Но за банком, который успешно работал в Литве, еще были международные финансовые операции акционеров Snoras с российскими деньгами сомнительного происхождения. Если бы удалось идентифицировать, кто эти должники Snoras в 53 различных юрисдикциях, вы бы увидели, что большинство из них говорят с русским акцентом. Это мое мнение.

Было много кредитов среди связанных лиц. У них не было ничего общего с ежедневной деятельностью Snoras. Работавшие в банке люди были профессионалами высокого уровня. Но если у вас есть бухгалтерский баланс, в котором указано имущество стоимостью 8 млрд. литов, но  за короткое время становится очевидным, что не хватает как минимум 1,7 млрд. литов, настает пора предпринимать меры и выяснить масштаб проблемы.

Большая часть этих денег пропала.  Мы выясняем, как это произошло, и почему это не  было замечено раньше, потому что такие суммы за несколько недель не исчезают. Это процессы, которые длятся несколько лет.  

- Как могли пропасть 1,7 млрд.?

- Если очень просто, имущество банка было переведено на личные счета В.Антонова. Есть вероятность того, что часть имущества можно вернуть, но я не знаю, сколько его еще осталось. Это будет зависеть и от того, раскроет ли В.Антонов факты о своем имуществе и связанные с ним операции.

- Что было для Вас самым большим вызовом в работе в  Литве?

- Грустно, но самый большой вызов – постоянно доказывать кредиторам, что банкротом управляют компетентно. Такая потребность возникает из-за пристрастной информации в СМИ.

Комитету кредиторов приходится представлять все документы, которые обосновывают расходы, и объяснить все дальнейшие шаги. Иногда это переходит границы здравого смысла. Если бы процесс проходил в Великобритании, мы бы на полгода продвинулись вперед.

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо