Dabar populiaru
Sužinokite daugiau
Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą

Два способа развалить банк: рецепты Владимира Романова и Владимира Антонова

Vladimiras Romanovas ir Vladimiras Antonovas
BFL ir Scanpix nuotr. / Владимир Романов и Владимир Антонов
Šaltinis: 15min
0
A A

Ни Банк Литвы, ни власть, ни финансовые аналитики не ставят знак равенства между Ūkio bankas и Snoras. Ūkio bankas – в два раза меньше, из него исчезло намного меньше денег (не хватает всего 1,1 млрд. литов по сравнению с 3,4 млрд. литов в случае со Snoras), у Ūkio bankas, в отличии от Snoras, не было банка в Латвии.

Крах банка Ūkio bankas предопределили амбициозные проекты главного акционера Владимира Романова, банкротство Snoras – возможно преступная деятельность. На поиски имущества Snoras пустились эксперты из заграницы, в случае банка Ūkio bankas хватило одного литовца.

В Ūkio bankas большинство составляли застрахованные вклады. Тем временем банкротство Snoras унесло миллионы. Не так сильно Ūkio bankas обидит и Фонд страхования вкладов и инвестиций – на этот раз придется выплатить 600 млн. - 1 млрд. литов в зависимости от того, как закончатся переговоры о переходе Ūkio bankas банку Šiaulių bankas.

Однако, если не считать того, как это задело жителей, бизнес, экономику страны, обоих банков практически не осталось. Так что, хотя они действовали по-разному, Владимир Антонов и Владимир Романов сделали одно и то же – развалили по банку.

Рак банка Snoras

После объявления о  национализации Snoras вечером 16 ноября 2011 года хоронить банк не спешили. В течение долгого времени, как и в  случае Ūkio bankas, говорили о разделении банка на хороший и плохой банки.

Тогда правление Банка Литвы трижды собиралось, что бы решить судьбу банка Snoras. Получив выводы временного администратора банка Симона Фрикли, два раза правление расходилось, не приняв решение, что делать дальше.

Заявления тогдашнего министра финансов  Ингриды Шимоните и главы Банка Литвы Витаса Василяускаса почти не оставили сомнений, что спасти Snoras не удастся.

И.Шимоните сказала парламентариям, что Snoras неплатежеспособен, а В.Василяускас сказал о раке, которым страдает банк.

Поэтому, наверное, немногие удивились, когда поздним вечером 24 ноября выяснилось, что Snoras будет объявлен банкротом.

Удивил только масштаб возможного воровства – из банка, имущество которого достигало 8 млрд. литов, пропали 3,4 млрд. литов. И хотя в тот же вечер на акционеров банка Владимира Антонова и Раймондаса Баранаускаса в Лондоне надели наручники, легче от этого никому не стало. Особенно бизнесу, государственным учреждениям, которые хранили в  Snoras миллионы.

Как и куда пропали деньги Snoras, до конца неясно. Администратор банкрота Нейл Купер поведал  СМИ, что найти имущество может помочь только  крестная фея.

В.Антонов и Р.Баранаускас приманивали деньги вкладчиков процентами, которые были выше, чем на рынке. Часть вкладов удалось вернуть государству, поскольку только на бумаге в Snoras найдено много денег. Части денег вообще нет, часть придется забрать, продавая имущество, принадлежащее банку. Пока что продана только розничная сеть Snoras.

В ближайшие три месяца планируется продать принадлежащие банку транспортные средства, продолжить продажу Finastа и Snoro lizingas, продать часть недвижимого имущества.

Часть денег утекла в страны с льготным налогообложением. В настоящее время продолжаются переговоры с фондами Каймановых островов по поводу выкупа единиц, связанных с двадцатью двумя российскими кредитами.

Амбиции Владимира Романова

Отследить деньги банка Ūkio bankas легче. По крайней мере, так, видимо, считал Банк Литвы, нанимая бывшего вице-министра хозяйства Адомаса Аудицкаса в качестве временного администратора. Тем временем в случае со Snoras были привлечены специалисты с международным опытом – поначалу Симон Фрикли, потом – его коллега Нейл Купер.

Представители Банка Литвы утверждают, что появление проблем Ūkio bankas в большей степени предопределил эксцентричный Владимир Романов и его амбициозные проекты – выданные кредиты объектам в Москве, в Шотландии, неудавшееся инвестирование в стадион Žalgiris, а также в другие объекты.

Хотя он не принимал прямого участия в управлении банком, Ūkio bankas выдавал кредиты связанным с ним лицам. За рулем  Ūkio bankas и предприятий группы также стоит сестра Владимира Романова Ольга Гончарук, еще два лица, имеющие с ним родственные связи, жена Владимира Романова Светлана.

Сейчас подозревают, что для выполнения требований к капиталу банка, происходила переоценка заложенного банку имущества. То есть, выдавались большие кредиты, а цена заложенного имущества завышалась.

Например, часть леса оценена в 60 млн. литов, хотя его стоимость не достигала и 1 млн. литов.

В 2011 году агентство Baltijos turto vertinimo agentūra оценило стадион Žalgiris в 420 млн. литов. Возможно, стоимость стадиона была подсчитана с учетом планов инвестиционной группы Ūkio bankas выполнить проект стоимостью 500 млн. литов. Проект так и остался на бумаге.

В конце 2012 года банку  Ūkio bankas пришлось перенять управляющую стадионом арену Žalgirio sporto arenа. Территория стадиона оценена в 357 млн. литов. Многих экспертов такая цена шокировала.

Остальные чисты?

О том, что Ūkio bankas столкнулся с проблемами, заговорили сразу после национализации Snoras. Однако переговоры с Владимиром Романовым длились более года. Была надежда сохранить банк. Только после того, как В.Романов этого не захотел, за дела банка взялся Банк Литвы.

Несмотря на то, что два больных банка закрыты, финансовые учреждения небезупречны.

Заместитель председателя правления Банка Литвы Раймондас Куодис сказал 15min.lt, что не будет врать и говорить, что больше никакое финансовое учреждение не обанкротится.

Сейчас серьезные проблемы возникли у мелких игроков рынка – у кредитных уний.

Pažymėkite klaidą tekste, pele prispaudę kairijį pelės klavišą
Сообщить об ошибке

Сообщить об ошибке

Спасибо, что сообщили!

Спасибо